Опера «Ануш»: скандал в Ереване, триумф в Париже

03 Июль 2013
Автор:   Юна ОВЕЯН 1090 Просмотров
Знаменитая опера Тиграняна по поэме Ованеса Туманяна в конце апреля предстала пред армянским зрителем на сцене Национального академического театра им. Сундукяна в новом прочтении, войдя в репертуар театра. А 22, 23, 25 и 26 мая во французском «Театре дез Амандье» в Нантере премьерой «Ануш» закрылся театральный сезон во Франции. В дальнейшем спектакль предполагается вывезти на гастроли в другие европейские страны и США.

«Вы надели свой бронежилет?!» — спросила я в шутку у режиссера постановки и автора обновленного либретто Сержа Аветикяна перед открытой генеральной репетицией спектакля в Ереване, на которую были приглашены журналисты, деятели искусств. «Конечно, я иду на определенный риск, но думаю, жилет не пригодится!» — ответил он и оказался не прав. Вечер закончился скандалом. Сын известного оперного певца Авага Петросяна, долгое время исполнявшего роль Саро в традиционной опере «Ануш», после завершения спектакля возмущенно на весь зал закричал: «Завтра будет не премьера, а похороны «Ануш»! Вы похоронили традиции армянской оперы!

Поблагодарите Сержа Аветикяна, который ненадолго оставит в Армении этот позор и заберет его во Францию». В ответ Серж пытался что-то сказать, однако микрофон не сработал, а голосовые данные режиссера были не столь мощны, в отличие от возмущавшегося.

Попробуем ответить вместо Сержа. Столь ожидаемый спектакль, вызвавший волну зрительских эмоций, как положительных, так и отрицательных, наверное, был сделан не зря уже потому, что все три выступления проходили с аншлагами. И тут продюсеры проекта — Ирина Игитханян и Армен Амбарцумян — не прогадали. В чем же особенность обновленной и помолодевшей «Ануш»? На сцене красивое действо при хорошем вокальном исполнении. Прекрасный свет, за что следует поблагодарить француза Жана-Марка Скачко. Оригинальна находка Сержа Аветикяна, привнесшего свой богатый кинорежиссерский опыт в театр и использовавшего в качестве декораций киноэкран: бегущая река, пасущееся на горном лугу стадо, предательски горящий стог сена переносят нас в реальное измерение. Даже для французских титров нашлось свое необычное место: их разместили на уходящей в перспективу синей ткани, в которой можно разглядеть то ли водопад, то ли дорогу на небеса. Впрочем, сам Аветикян – не сторонник символики и вычурности в искусстве. Все здесь минимализировано до столь любимого им понятия «интуитивизм». «Искусство должно быть в человеке. Он должен его чувствовать. Искусство погибает, как только становится иллюстрацией», — считает Серж. Возможно, режиссер и прав. Армянский зритель прочувствует «Ануш» легко – достаточно услышать знакомые такты. Это, как говорится, наша «душа и кровь». Но сможет ли европейский зритель прочувствовать и понять армянский дух и колорит, если новая интерпретация жемчужины армянского оперного искусства, как считают ее противники, полностью убила в ней национальный колорит. А может быть, эта работа сделана всего лишь из конъюнктурных соображений, для легкого восприятия европейским зрителем, и образ Ануш – некий универсальный, собирательный, образ? «Нет, это очень даже армянский спектакль», — возражает Серж Аветикян. «Разве не армянскую музыку и разве не армянскую речь услышат в Европе? Мы ввели чисто армянские музыкальные инструменты – дхол, зурну и дудук, которых ранее не было. Да, священник-тертер выходит на сцену без креста. Но в момент его выхода на экране появляется армянская церковь. Этого вполне достаточно. Я не ставил спектакль специально для какого-то зрителя. Я просто выразил свою точку зрения, что является одной из функций каждого творческого человека. Это отражение моего характера. Я не люблю, когда трагедия выражается с пафосом». Именно потому Ануш в интерпретации Аветикяна сходит с ума весьма сдержанно, хотя в поэме Туманян довольно-таки экспрессивно описывает сцену сумасшествия Ануш. «Это фатализм, с которым человек должен смириться. Любимый умер, и Ануш должна принять его смерть. Трагедия, как мистика, меняет орбиту», – высказывает свое видение Аветикян, предложивший до просмотра спектакля всем перечитать «Ануш» в оригинале. «Я не менял Туманяна, я лишь посмотрел на поэму с сегодняшнего угла зрения», — пытается режиссер отстоять свою точку зрения. Проявлением современности Аветикяна стали введенные режиссером образы четырех мимов, активной пластикой задающих тон каждой сцене. Для хореографа и художника по костюмам Николя Мюзена знакомство с «Ануш» вызвало культурный шок, который помог ему преодолеть Серж Аветикян.

В опере приняли участие исполнители Государственного камерного хора «Овер» под руководством Соны Ованнисян и Камерный оркестр Армении под управлением Ваана Мартиросяна. Оркестр, кстати, Аветикян умудрился расположить сбоку от сцены, открыв кулисы, а хористы, так называемые «люди из народа», исполнили и некоторые второстепенные роли в спектакле. Главные партии спели молодые певцы, соответствующие возрасту своих героев. Ануш – Софья Саядян (солистка Оперного театра), Саро – Липарит Аветисян (студент Ергосконсерватории), Моси – Гурген Бавеян. Как рассказывают артисты, даже им, молодым, сначала сложно было до конца понять режиссера. И лишь сейчас они полностью прониклись образом и восприняли по достоинству работу Аветикяна. Возможно, и недовольному армянскому зрителю понадобится время, чтобы до конца проникнуться новым произведением Сержа Аветикяна, которое, думается, переварилось бы гораздо легче, если бы режиссер несколько отфильтровал и его формат, использовав вместо «оперы» понятие «музыкальный спектакль». Может, тогда «культурный шок» от введенных в спектакль элементов еврокультуры для традиционного армянского зрителя был бы несколько смягчен. По крайней мере, французский зритель принял спектакль прекрасно!.. 

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика