Второе дыхание Владимира Акопяна

09 Декабрь 2016
Автор:   Гаяне ДАНИЕЛЯН 819 Просмотров
В одном из ереванских парков гроссмейстеры Левон Аронян, Габриел Саркисян и Завен Андриасян дают сеанс одновременной игры юным шахматистам Армении. Против гроссмейстеров играют дети, которые могут составить будущее армянских шахмат, — победители и участники чемпионатов Армении, Европы и мира.

За первой доской против Левона Ароняна играет новоиспеченный чемпион Армении среди юношей до 12 лет Эдуард Акопян, сын гроссмейстера Владимира Акопяна. Одухотворенное, интеллигентное лицо, сосредоточенный взгляд, копна каштановых кудрявых волос. В этот день Эдуард проиграл Ароняну. Ребенок расстроен, а Аронян радостно потирает руки. «Ну, наконец-то я вышел в плюс с Акопянами», — пошутил он. Говоря это, знаменитый шахматист имел в виду все свои партии, сыгранные с Владимиром Акопяном, включая те, что он играл в детстве против уже зрелого молодого гроссмейстера. А юный Эдуард в этот день открыл свой личный счет в партиях с Левоном Ароняном. Пока он в минусе, но впереди его ждет большое шахматное будущее, в котором он в какой-то момент может выйти в плюс. Если, конечно, он и дальше будет развивать свой несомненный шахматный талант. Наверняка это случится не скоро, но он будет к этому стремиться. Как стремился к своей первой крупной победе в первенстве Армении среди юношей. Ведь на протяжении трех последних лет ему не хватало всего пары шагов до победы в самых важных детских шахматных турнирах в Армении — два года назад был третьим на международном турнире в Джермуке, в прошлом году вновь был третьим на чемпионате Еревана. И вот наконец-то судьба ему улыбнулась. Эдуард Акопян не просто выиграл чемпионат Армении. Он сделал это уверенно, лидируя с первого до последнего тура соревнований. Своей победой Эдуард завоевал право представлять Армению в этом году на чемпионатах мира и Европы. Мы связались по скайпу с Владимиром Акопяном, который сейчас живет и работает в Дубае, и попросили рассказать о его реакции на успех сына и на то, каким он видит его будущее.

— Владимир, лет семь назад я брала у вас интервью, в котором вы заявили, что не хотите, чтобы ваши сыновья становились шахматистами. Как так получилось, что ваш средний сын Эдуард все-таки начал играть в шахматы и добился того, что в 12 лет стал чемпионом Армении в своей возрастной категории?

— Я, в принципе, не хотел этого, да и сейчас не хочу, по той причине, что это тяжелое занятие, отнимающее много сил и времени. Я сам, начиная с раннего детства, прошел этот путь и не хочу такого для своих сыновей. Вопреки моему желанию все мои сыновья играют в шахматы и делают это с удовольствием. Эдуард никогда не занимался профессионально шахматами, не ходил в шахматную школу, не имел своего тренера. Просто все свободное время он играет в шахматы. Ему нравится это делать. Он играет со старшим братом Валеркой, со своим дедом, по Интернету. Нравится мне это или нет, но я вижу, что у него есть талант в этом деле. Я видел многих детей-шахматистов в этом возрасте, поэтому могу сравнивать. Голова у него работает прекрасно. Это видно не только по его игре, но и по анализу шахматных позиций, когда мы вместе с ним смотрим партии. Именно поэтому меня не удивил его успех на чемпионате Армении. Может быть, я не ожидал, что он станет победителем чемпионата, но в том, что сыграет хорошо, не сомневался. Он очень хорошо играет в шахматы, и если у него и есть проблемы, то ни в самой игре, а в концентрации. Впрочем, это проблема всех детей, которым приходится играть многочасовые партии. Важно суметь сконцентрироваться во время игры, не отвлекаться от партии, потому что можно в какой-то момент расслабиться и подставить фигуру под бой. Кстати говоря, такое с ним случалось довольно часто. Ну, а что касается явного шахматного таланта, то он у него есть, поэтому я не вижу ничего удивительного в том, что он довольно легко выиграл этот турнир.

— Насколько я знаю, до начала чемпионата в фаворитах Эдуард не числился.

— Это потому, что Эдуард не был известен в шахматных кругах. И хотя до этого он на протяжении трех лет занимал вторые-третьи места в довольно важных турнирах, он, в отличие от своих соперников, не занимался шахматами профессионально. У него нет тренера, с которым он бы регулярно занимался. Про него нельзя сказать, что он постоянно находится в шахматах. На самом деле он гораздо больше находится в музыке, которой он занимается профессионально на протяжении уже семи лет. Что касается шахмат, то он может долгое время не заниматься ими вообще. Да, он постоянно играет партии с моим отцом, с братом, по Интернету. Но он не занимается шахматами, как, скажем, занимался ими в свое время я.

— Для него это является минусом или плюсом?

— Сложно сказать. Регулярные занятия имеют свою силу, поскольку как-то дисциплинируют ребенка. С другой стороны, талантливый от природы шахматист-самородок отличается от других тем, что сам может понять все то, что объясняет на занятиях тренер. Если шахматист обладает врожденным талантом, то у него есть собственное видение. Могу привести в качестве примера Фишера, который никогда не занимался с тренерами. То же самое могу сказать о Магнусе Карлсене. Я считаю, что человек талантливый может и без тренера понять все то, что ему объясняют в шахматной школе, исключительно за счет своего таланта. Я никогда ничего не объяснял Эдуарду, ему это не нужно было. Он сам все схватывает на лету.

— А вы не готовили сына к партиям во время этого чемпионата?

— К некоторым партиям я его готовил, хотя раньше этого не делал. Обычно мы с ним анализируем уже сыгранные партии. Что касается подготовки накануне партий, тот тут сложно чем-то помочь, поскольку партий детей нет в Интернете. Мы смогли найти единичные партии некоторых его соперников, но этого недостаточно для серьезной подготовке к игре, поэтому о нормальной подготовке не могло быть и речи. В лучшем случае я мог подсказать какой дебют ему следует играть.

— Интересно, что одновременно с Эдуардом вы играли международный турнир в Дубае и сыграли так же блестяще, как и ваш сын. Вы больше радовались своему успеху или успеху сына?

— Понятное дело, что успехам детей радуешься больше, чем собственным. Неудобно играть плохо, когда сын выигрывает. Так получилось, что мы начали играть свои турниры практически в один день. Эдуард играл утром, а я вечером. Весь турнир мы шли очко в очко и оба закончили на первой строчке. Правда, я набрал одинаковое количество очков с англичанином Джонсом, с которым в последнем туре сыграл вничью, и по дополнительным показателям оказался на втором месте. Если бы я выиграл, то стал бы единственным кто дважды выиграл этот турнир. Dubai Open идет с 1999-ого года, и я был его первым победителем. После этого победители менялись, но никто не выигрывал его дважды. Жаль конечно, но я все равно доволен.

— В таком случае можно ли говорить, что успехи сына открыли у вас второе дыхание?

— Не думаю, поскольку в последнее время я очень редко играю турниры. Раньше я только играл, ничем другим не занимался, и это было первостепенно. Сейчас я работаю в Дубае, тренирую ведущего шахматиста Объединенных Арабских Эмиратов, а турниры играю крайне редко, только если мне самому этого хочется.

— У Эдуарда уже есть свой стиль игры и напоминает ли он ваш, когда вы были в его возрасте?

— Сложно рассуждать о стиле игры 12-летнего ребенка. Он играет в очень активные, творческие, динамичные шахматы. В принципе, в его возрасте я играл так же, но чтобы провести какие-то параллели, нужно просмотреть мои старые партии.

— В возрасте Эдуарда вы добились больших успехов на шахматном поприще, чем он сейчас?

— Сложно сравнивать, в те времена шахматы были другие. В 12 лет я уже играл в мужском чемпионате Азербайджана среди взрослых и играл хорошо. К слову, в 13 лет я занял второе место. В те годы не было так много гроссмейстеров, как сейчас. Я с восьми лет уже серьезно занимался шахматами, ходил в шахматную школу, занимался с тренером, очень часто ездил на турниры по всему Союзу. Я играл шесть — семь больших турниров в год. Уже тогда шахматы были моей основной профессией. По сравнению с Эдуардом, в 12 лет я был уже профессиональным шахматистом. Если говорить о серьезных турнирах, в которых играл Эдуард, то пару лет назад он ездил на чемпионат Европы в Батуми просто потому, что завоевал это право, заняв третье место на международном турнире в Джермуке. А поскольку чемпионат Европы проходил в соседней стране, мы решили поехать. Но раз или два раза в год играть какие-то турниры совсем не означает, что ребенок серьезно занимается шахматами.

— У Эдуарда чемпионский характер?

— Да, характер у него действительно чемпионский. Он всегда играет только на победу. Он готов играть даже в том случае, когда его устраивает ничья. Ему, в принципе, не нравится делать ничью ради того, чтобы куда-то попасть. Иногда бывают ситуации, когда важнее пройти отбор, а не занять первое место. В этих случаях нам приходится советовать ему не рисковать, а сделать ничью. Но он не любит этого, он готов играть при любом раскладе. И это как раз очень хорошая его черта. Кстати, в последней игре чемпионата его устраивала ничья. Он мог, сделав ничью, стать чемпионом. Я даже советовал ему при необходимости предложить ничью, но он сам никогда не предлагает ничью там, где можно еще играть. Он может согласиться, если ему предложат, но чаще отказывается. На самом деле ему не важна ситуация в турнире, он просто любит играть в шахматы. Он будет играть до конца, стараясь выиграть. Понятное дело, что в шахматах всегда можно проиграть, но для Эдуарда главное — борьба. Кстати, в последнее время, во время турниров дети очень часто бессмысленно предлагают ничью в нормальной игровой позиции. Я считаю это безобразием! Раньше такого не было. Мне было лет пятнадцать, когда мне первый раз на каком-то международном турнире предложили ничью в абсолютно нормальной игровой позиции. Я считаю, что людям, которые в подобной позиции предлагают ничью, нечего делать в шахматах. Зачем приходить на игру и с самого начала партии предлагать ничью? Получается, что ты играешь из-под палки. Ничья делается в ситуации, когда исчерпаны все силы и нет других вариантов. А если дети в 10 – 12 лет просто так, не решая каких-то своих глобальных задач, поголовно предлагают за доской ничью, — это просто безобразие. Показателен случай, когда Эдуард играл в турнире, в котором шел на третье место, а в итоге занял шестое только потому, что его соперник не давал ему спокойно играть. На протяжении всей игры он четыре раза предлагал ему ничью. Это выводит из равновесия детей, которые приходят играть. Я думаю, эту тенденцию нужно пресекать, поговорив с тренерами детей и их родителями.

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика