Композитор Авет Тертерян и музыковед Ирина Тигранова-Тертерян. И родили они сына и… восемь симфоний

05 Март 2014
Автор:   Тагуи АСЛАНЯН 2177 Просмотров

Ирина - дочь известного музыковеда Георгия Тигранова, одного из основоположников современной армянской музыковедческой школы. Именно благодаря ему была найдена потерянная в свое время первая армянская опера «Аршак Второй» Тиграна Чухаджяна (но это уже совсем другая история). Дочь пошла по стопам отца и выбрала профессию музыканта. Она училась на фортепианном отделении в музыкальной школе им. П. Чайковского. Кто знает, возможно, Ирина стала бы известной пианисткой, и ее жизнь сложилась бы совершенно иначе, если бы в один из дней, еще учась в последнем классе музыкальной школы, она не встретила ныне знаменитого музыканта Авета Рубеновича - как она сегодня с уважением и гордостью величает своего супруга.

Рубен – сын Авета и Ирины Тертерян

В этот день у Ирины в Ереванской государственной консерватории им. Комитаса был урок фортепиано. Дабы скоротать время в ожидании педагога, Ирина подошла к стенгазете и принялась ее читать. К ней подошел привлекательный молодой человек, как оказалось, редактор этой стенгазеты. Он был приятно удивлен тому, что незнакомая девушка интересуется содержанием его газеты. А может, он уже тогда каким-то образом почувствовал, что этой пухленькой девочке с двумя толстыми косами и туго набитым портфелем суждено сыграть важную роль в его жизни. Их вторая встреча произошла лишь год спустя. В течение последующих двух-трех лет они встречались, работали в консерватории, общались на профессиональные темы. Признаний и объяснений в любви в их истории не было. Просто в один прекрасный день они решили пожениться и создать семью. Это произошло в 1958 году.

Ирина убеждена, что их встреча и замужество были предопределены свыше, это был брак, «заключенный на небесах». В этой жизни Ирине была отведена особая роль - сложная, ответственная, очень важная. Авет Тертерян был убежден и не раз говорил Ирине, что его миссия заключается в том, чтобы донести необычную, космическую музыку до сердец и душ людей. Действительно, произведения Тертеряна метафизичны. Слушая их, понимаешь, что едва ли они были созданы в рамках человеческого сознания, скорее это музыка, рождаемая в глубоком подсознании. Сам композитор не скрывал того, что его произведения были продиктованы из Космоса. Он лишь услышал и записал их. Его предназначение заключалось именно в том, чтобы стать посредником между божественным искусством и человеком, на языке музыки предсказать человеческую судьбу и раскрыть вечные и неизменные истины. А чем же еще можно объяснить то, что, создавая свои произведения, Авет Тертерян даже не подходил к фортепиано... Он садился за стол, брал партитурный лист и ручку и на одном дыхании записывал музыку. Неужели человеческая мысль может быть столь совершенной и уникальной?

Возможно, именно для осуществления этой божественной миссии судьба свела Авета Тертеряна с Ириной, с его «жертвой», как он сам называл ее. Кто еще мог столь смиренно терпеть долгие и длинные месяцы женского одиночества? Все заботы о семье были на ее плечах, и она безропотно несла эту ношу.

Авет, конечно, ценил самозабвенную преданность своей жены, всегда относился к ней с огромным уважением и нежностью. В одном из своих интервью композитор признался, что все свои симфонии он написал благодаря жене. А она в свою очередь отлично понимала, что ее любимый супруг принадлежит не только ей одной, но и всему человечеству, что ему в этой жизни отведена очень важная роль.

Когда однажды Ирину Тигранову спросили, сколько у них с мужем детей, она ответила, что у них один сын и восемь симфоний. Для нее произведения мужа, наделенные огромной силой и мощью, восходящие к народным истокам и имеющие общечеловеческую ценность, были чрезвычайно значимы. И каждый раз, слушая новые сочинения мужа, Ирина понимала, что готова и дальше служить ему, защищать его.

Когда в Дилижане построили Дом творчества композиторов, у Тертеряна начался особый творческий период. Следуя своему внутреннему зову, Авет Тертерян уединился в этом красивом уголке природы, который стал для него своеобразным храмом творчества. Большую часть своей жизни он провел именно там, где ему никто не мешал слушать эту неземную музыку. Бывало и так, что он звонил жене и безнадежным голосом говорил: «Я ничего не слышу, Ирина...» И этот период мог продолжаться долгие месяцы, в течение которых Авет Рубенович читал, размышлял, общался со знаменитыми людьми и учеными, приезжавшими в Дилижан. Когда звонки прекращались, Ирина знала, что он полностью отдался творчеству и работает над созданием новых произведений.

Затем он переехал в Айриванк, где на вершине холма построил дом по своему собственному проекту. По винтовой лестнице он поднимался в свой кабинет, где и сегодня сохраняются предметы его личного пользования - рабочий стол, загруженный нотами, печка, кровать. Внутренним оформлением дома занимался сам маэстро. Об этой наклонности Тертеряна знали и его близкие и родные в Ереване: в его столичной квартире можно встретить мебель и другие предметы, сделанные его руками. Живя в Дилижане или же на Севане, он полностью отключался от мирской суеты и всецело посвящал себя творчеству.

Авет Тертерян и Ирина Тигранова-Тертерян

Когда в 1994 году его пригласили в Германию (условий для творчества в Армении не было никаких), он с огромным трудом, буквально со слезами на глазах расставался со своим домом и односельчанами.

«Сюда будут посылаться звуки, которых я не услышу»,- взволнованно говорил он жене. К этому времени он уже написал свои восемь симфоний, балет, две оперы, два квартета и начал работать над созданием девятой симфонии. Перед отъездом он говорил жене, что «беременен» новой симфонией и надеется, что в Германии он сумеет записать ее. Но вдали от родины и от своего народа Авет Тертерян так и не смог ничего создать. Достаточно было ему сесть за стол, как звуки исчезали. Он понимал, что настоящий художник может жить и творить только на родной земле. На чужбине он никогда не сможет прочувствовать и передать переживания своего народа. Возможно, ему удалось бы завершить девятую симфонию, если бы на то была воля Божья...

5 декабря 1994 года Ирина провожала своего супруга в Екатеринбург, где должен был состояться фестиваль «Три вечера с Аветом Тертеряном». «Я уже вошла в здание Казанского вокзала, но вдруг неожиданно вернулась к вагону № 5. Я увидела в окне его удивленные, смеющиеся глаза, и в этот момент поезд тронулся, унося его от меня, как выяснилось впоследствии, навсегда». За 13 дней до начала фестиваля, на 65-м году жизни Авета Тертеряна не стало. Вопреки этому трагическому событию фестиваль тем не менее состоялся. На протяжении трех дней филармонический зал Екатеринбурга был полон слушателей, которые знали и любили музыку Авета Тертеряна.

«Хотя мы с Аветом были женаты 36 лет, рядом с ним я прожила всего 1975 дней - около шести лет: он был рожден, чтобы служить музыке, поэтому большую часть своей жизни он прожил отшельником, вдали от своей семьи и родных. Но на протяжении 36 лет моя антенна была настроена на волну Авета. Я делала все, чтобы поймать не только длинные частоты, но и ультракороткие волны. Мы чувствовали друг друга на расстоянии. Достаточно было мне подойти к телефону, чтобы позвонить ему, как в комнате раздавался звонок. И я наверняка знала, что звонит Авет. И сегодня он продолжает режиссировать мою жизнь…»

У сына Авета Тертеряна, талантливого музыковеда Рубена Тертеряна, две дочери. Старшая дочь, Мария, пианистка. Она унаследовала от деда уникальную способность чувствовать и воспроизводить звуки. А младшая дочка Ирэн (внучка Фрунзика Мкртчяна) еще не определилась в выборе своей будущей профессии. Возможно, она выберет профессию актрисы, как и ее дед по материнской линии, тем более, что внешне она на него очень похожа.

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика