Армяне Бирмы в XVI – XIX веках

27 Ноябрь 2015
Автор:   Александр ЕРКАНЯН 984 Просмотров
Про Бирму нам известно немного. Территория Бирмы составляет около 680 тысяч кв. км, а население — примерно 55 миллионов, из которых около 6 миллионов живет в крупнейшем городе страны Рангуне. 90% населения этой страны исповедует буддизм. Бирма богата природными запасами, прежде всего это нефть, древесина, каменный уголь, медь, олово, вольфрам, сурьма, цинк, сера, мрамор, известняк, драгоценные камни. Из достопримечательностей — колокол Дхаммазеди, который больше Московского Царьколокола. А Шведагон является визитной карточкой Бирмы и одним из самых священных сооружений буддизма. Эта покрытая золотом 98-метровая величественная пагода — единственное место на Земле, где по преданию хранятся реликвии четырех Будд. В мире мало стран, которые обладают своей собственной письменностью. У бирманцев она есть. Но, как вы догадались, нас прежде всего в Бирме интересуют армяне и все, что с ними связано. Итак, отправимся в Юго-Восточную Азию.
Построенный братьями Саркисян «Strand Hotel»

Первыми армянами, появившимися в Бирме, были купцы — джульфинцы, пришедшие сюда с берегов Аракса из Новой Джульфы, находящейся около Исфахана — одного из крупнейших городов Персии. Это было 5 веков назад, в первой половине XVI века. А приток значительного числа армян из Персии через Индию в страны ЮгоВосточной Азии, в частности в Бирму, начался 4 века назад, в начале XVII века. Тогда в Индокитае начали возникать армянские общины от Индии до Манилы. Годами они создавали процветающую торговую сеть, которая протянулась от Амстердама на западе до Манилы на Востоке. В Бирме армян обычно принимали как европейцев, или «белых», но как своих союзников. На протяжении длительного времени община пользовалась большими привилегиями. В 1612 году армянские купцы поселились в Рангуне и вскоре построили там свою церковь. Так было положено начало армянской общине Бирмы. В бирманской торговле они успешно конкурировали с англичанами. Армянепереселенцы в Бирме хорошо проявили себя на экономическом и административном поприще, но особенно важную роль они играли в местной торговле. И с тех давних пор армяне смогли завоевать уважение и расположение правителей Бирмы. Близость к Бирманскому королевскому двору делала армянскую диаспору весьма привилегированной в торговом сообществе. К счастью, следы возникших в XVI — XVII веках в Бирме поселений армян сохранились до наших дней. На кладбищах в городах Пегу и Ава можно найти старинные могилы с надписями на армянском языке. В Государственном музее Рангуна хранятся армянские надгробные камни с надписями на бирманском и армянском языках. Они относятся к первой половине XVIII века. Самый старый из них датирован 1725 годом. А в городе Мандалае сохранились камни старинной армянской часовни. Во второй половине XVIII века община пополнилась за счет армян из Индии и Старой Джуги.

Губернаторы провинции Далла быстро оценили лояльность и способности армян в торговле, поэтому они часто назначались на высшие должности из тех, которые могли занимать иностранцы. Этих высших должностей было две — акауквун (сборщик таможенных пошлин) и акунвун (сборщик налогов со всей провинции). На первую должность чаще назначались именно европейцы, так как здесь требовалось умение принимать безошибочные решения, знание языков и опыт торговли. В истории Рангуна наилучшим акауквуном того времени считался Баба Шиин, армянин, родившийся в Рангуне. При нем были установлены четкие правила сбора таможенных пошлин, назначены ответственные лица, налажена строгая отчетность, упорядочена документация. Затем таможенное управление возглавлял другой армянин — акауквун Грегори Авас, способности которого бирманская администрация оценивала очень высоко. А вот другую должность, акунвуна, сборщика налогов с целой провинции, мог занимать только бирманец. Так всегда и было, но однажды было сделано исключение. Разумеется, для армянина. В 1766 году армяне построили свою церковь, причем она была возведена рядом с Таможенным управлением — местом работы многих армян. Армянские купцы имели заводы по производству синьки. А еще армяне в Бирме обладали монополией на торговлю сапфирами.

Диана Абгарян (Анаит Агабекян) (1859 – 1937)

По словам бирманского историка Тан Мьин Ю, армяне в прошлом были неотъемлемой частью бирманской политической и бизнес-элиты. Уже начиная с XVII века армяне занимали ответственные государственные посты в правительстве Бирмы и при королевском дворе. Как, например, купцы Иоанн и Иосиф Маркаряны. Известные армяне служили министрами и были крупными коммерсантами при царях династии Конбаунг (1752 — 1885). Одним из наиболее близких придворных короля Баджидо (1819 — 1838) был Григор, получивший титул «брата короля». Среди приближенных этого правителя был также Саркис-ага, оказавший большую денежную помощь королю во время англо-бирманской войны (1824 — 1826). А в числе приближенных короля Миндона (1853 — 1878) был Минас Тер-Хачатурян, который по поручению короля был отправлен с посланием к Католикосу в Эчмиадзин. Были известны также ходжа Фанос Калантар, царский визирь ходжа Григор Айвазян, адмирал ходжа Симон, придворный казначей Никогайос Агазарянц, министр-князь Григор Манукян, Цахик МанукянГеворкян, нефтепромышленник Аракел Мартикян, управляющий города Пегу Мкртыч Овсеп Минасян и другие.

Армянская община была достаточно большой и влиятельной. Армяне контролировали основные торговые потоки. В их руках была не только торговля, но и логистика. Они были успешными бизнесменами и нефтепромышленниками, опытными капитанами кораблей. Поэтому не удивительно, что община процветала. Армянские купцы в Бирме покупали и строили корабли, причем присваивали им армянские названия — «Гайк», «Арам», «Тигран» и другие. Крупнейшими судостроителями и судовладельцами были Ованнес Саркисян и Овсеп Манукян. А позже, в первой половине XIX века, большую известность как крупный представитель купечества Бирмы приобрел судовладелец Саркис Манукян. Несколько торговых судов имел другой известный армянский купец Ованнес Амирхан.

Сохранилось его письмо, написанное в августе 1829 года, адресованное армянскому католикосу Нерсесу Аштаракеци, в котором Амирхан пишет: «В ноябре 1830 года я намерен на собственных кораблях поехать в Голландию в связи с важными делами, которые я буду иметь с королем Голландии. По окончании своих дел в Голландии я направлю свои суда в Индию и сам лично, получив от короля Бирмы рекомендательное письмо, направлюсь в Россию для его передачи царю».


Золотая ступа Шведагон, Мьянма

С 1820 года Великобритания постепенно начала навязывать Бирме свое колониальное господство. И местные армяне приняли активное участие в войнах против колонизаторов, нападавших на Бирму. Во время англо-бирманских войн, которые велись в ХIХ веке с перерывами более 60 лет, армяне Бирмы, в том числе королевский министр и другие армяне из окружения короля, активно помогали народу этой страны в его справедливой борьбе против английской экспансии. А некоторые бирманские армяне даже принимали участие в военных действиях против английских агрессоров. Известно, что приближенный бирманского короля Григор организовал и возглавил отряд бирманцев. Он решил пойти на военную хитрость и переодел своих воинов в торговые одежды. И под видом торговцев они направились на кораблях к захваченному англичанами городу Бассейну. Их нападение было неожиданным и стремительным, и бирманские воины, руководимые Григором, смогли освободить город от английских оккупантов. Король Бирмы высоко оценил героический поступок армянина Григора. Он был удостоен почетного звания и получил в дар поместья. Прежде ничего подобного никогда не делалось в отношении чужеземцев. В ходе Первой Бирманской войны 1826 года англичане захватили области Аракан и Тенассерим. После окончания войны армяне оказали властям Бирмы большую помощь в преодолении тяжелых последствий агрессии и в восстановлении страны.

Но в ходе новой войны в 1852 году англичане окончательно заняли Равнинную или Нижнюю Бирму — экономическое сердце страны, и наступила эпоха британского колониального владычества. В первые годы при англичанах бирманским армянам жилось неважно. Британцы, занявшие Рангун, обращали свои взоры на север — туда, где все еще существовало отрезанное от моря независимое бирманское государство со столицей в новом городе — Мандалае. Правил там король-реформатор Миндон, который любил сравнивать себя с Петром I. А британская администрация стала подозревать рангунских армян в антибританских настроениях и пророссийских симпатиях. Англичане считали, что армяне под видом торговцев ездят по Бирме и собирают сведения для России. Трудно сказать, так ли это было в действительности. Но бирманские армяне и правда поддерживали тесные торговые связи со своими соотечественниками в Российской империи. Но приход британцев дал армянским торговцам то, чего они до этого не имели — единую экономическую территорию для торговли и большую безопасность передвижения. А также более широкие возможности для торговли с Европой. Постепенно англичане также прониклись большим уважением к армянам. Родившиеся в Бирме армяне автоматически стали считаться гражданами Британской империи. Влияние армянской общины в британских колониях Юго-Восточной Азии достигло своего пика в конце XIX века.

Армянская церковь Святого Иоанна Крестителя в Рангуне

Армяне оставили свой след и в архитектурном облике Рангуна. В 1766 году армяне построили свою первую церковь. Она была возведена рядом с Таможенным управлением, где работало много армян. Церковь стоит на участке земли, который был подарен армянам в благодарность бирманским королем. Еще до прихода англичан дом Манука Саркиса на берегу моря был хорошо известен в Рангуне своими размерами и красивой архитектурой. После прихода англичан в 1820 году и создания в середине ХIХ века мастер-плана Рангуна армяне принимали самое активное участие в развитии местной архитектуры и градостроительства. Особенно большую роль в строительстве Рангуна сыграл Аракел Мартин, учредитель компании по градостроительству Бирмы и ассоциации Burma mining corporation. Армянская компания «Мартин и Нагапетян» построила памятник независимости Бирмы в Рангуне, аэропорт, многочисленные мосты и здания. В 1862 году рангунские армяне отстроили свою новую церковь — Армянскую церковь Святого Иоанна Крестителя (Сурб Ованес Мкртич) на специально выделенной королем Бирмы земле. Она тоже была расположена недалеко от Таможенного управления страны и в квартале от отеля «Стрэнд». Это единственная сохранившаяся до наших дней в Бирме армянская церковь. Но сегодня отыскать эту церковь туристам непросто. Во всех путеводителях по Юго-Восточной Азии указывается старый адрес: Аунг Кяв (40-я улица), дом 66. Между тем эта улица уже несколько десятилетий носит имя Бо Аунг Чжо. До середины XIX века в Рангуне существовало армянское кладбище. Расположено оно было в нынешнем центре города, на углу улиц Фрезера (теперь эта улица носит имя короля Аноратхи) и пагоды Суле. Но, к сожалению, это старинное армянское кладбище не сохранилось. Там уже давно построили дома. Ныне это один из самых оживленных перекрестков центра Рангуна. В колониальной истории Рангуна, пожалуй, самой известной армянской семьей является семья Саркисов, выходцев из Исфахана. В конце ХIХ века братья Саркисы — Мартин, Тигран, Авет и Аршак — на вырученные от торговли деньги основали свой первый отель. Их задачей было создать свою сеть фешенебельных отелей с редкими тогда в Азии ванными комнатами, электричеством, дорогой посудой, изысканными европейскими блюдами и хорошо обученным персоналом. Чтобы высокопоставленный визитер из Европы чувствовал себя как дома. Сюда же с побережья Каспия армянскими торговцами доставлялась черная икра. Братья Саркисы строили свои шикарные отели во всех крупных городах Юго-Восточной Азии. В Рангуне в их гостиничную империю вошел отель «Стрэнд» («Прибрежный»), который наряду с сингапурским «Раффлзом» стал ее жемчужиной. Двое из четырех братьев, Авет и Тигран, занимались строительством рангунского отеля. Они очень удачно выбрали место для строительства — на берегу Индийского океана, рядом с устьем реки Янгон. Вообще, это было одной из «фишек» братьев Саркисов — строить отели в самом красивом месте на берегу, что повышало популярность отелей. Отель «Стрэнд» был торжественно открыт в 1901 году. Он значится под № 92 и располагается на одноименной с ним улице «Стрэнд». С момента открытия он считался одним из самых шикарных отелей в Британской империи. До сих пор это самый фешенебельный и самый дорогой отель Рангуна. Здесь останавливались Пьер Карден, Оливер Стоун, Дэвид Рокфеллер, Мик Джаггер, Редьярд Киплинг, Соммерсет Моэм и другие знаменитости. С полным основанием можно сказать, что отель «Стрэнд» является реальным памятником армянским жителям Рангуна, которые создавали его.

Приведу некоторые статистические данные по столице. К началу XIX века в Рангуне было 40 армян. А к середине XIX века их число выросло примерно до 70 человек. Первые достоверные сведения о численности армян составили британцы. По переписи 1871 — 1872 годов армян в Британской Индии, составной частью которой тогда была и Бирма, насчитывалось 1250 человек. Причем жили они в основном в трех городах — Калькутте (Индия), Дакке (Бангладеш) и Рангуне. В 1881 году перепись колониальной администрации показала, что тогда в Британской Индии армян было уже 1308, из них в Бирме, главным образом в Рангуне, жили 466 человек. А десять лет спустя, в 1891 году, эта цифра выросла до 1295. Согласно архивам Армянской церкви Святого Иоанна Крестителя, в период с 1851 по 1915 год были крещены 76 армян, живущих в Бирме, главным образом в Рангуне, и несколько человек в Мандалае и Мэймьо, известном сегодня как Пьин У Лвин. С 1855 по 1941 год 237 армян вступили в брак. И более 300 армян умерло с 1811 по 1921 год.

Чайтхо — огромный позолоченный булыжник, балансирующий на обрыве на вершине горы. На верхушке якобы замурован волос Будды, отсюда и баланс

Армяне в Бирме проявили себя очень деятельными и предприимчивыми людьми. Они снискали славу надежных и преданных подданных бирманского короля. Поэтому монархи и правительство Бирмы относились к ним весьма благосклонно. В частности, король Миндон удовлетворил просьбу архиепископа Григория взять на содержание государства местного армянского священника. Миндон безотказно обустраивал и предоставлял работу армянам-поселенцам, прибывающим в Бирму. Интерес к армянам проявился и в том, что 1876 году король Бирмы стал подписчиком выходящей в Константинополе армянской газеты «Масис». А в 1877 году он наградил редактора и издателя этой газеты, известного публициста и общественного деятеля Карапета Ютудшяна, золотым крестом, украшенным яхонтами. Королевская грамота о награждении была опубликована в газете «Масис». В Матенадаране, в фонде Католикосата, хранится переписка 70-х годов XIX века между бирманским королем Миндоном и армянским Католикосом Геворгом IV. Эти архивные материалы представляют большой интерес для изучения истории армяно-бирманских отношений. В письме Католикосу Армении, которое было послано с Минасом Тер-Хачатуряном, король просит отправить в Бирму ученого священнослужителя, который бы изучил бирманский язык, чтобы упростить взаимоотношения между бирманским королем и армянским Католикосом. 1 февраля 1875 года Геворг IV ответил на письмо бирманского короля Миндона. Его ответ показывает наличие обоюдного желания установить более тесные контакты. Об этом свидетельствует и скорое назначение архиепископа Григория посланцем Католикоса в Бирме. Он был с большими почестями принят королем Бирмы. Миндон одарил Григория и сопровождавших его двух священников ценными подарками.

В Матенадаране хранится и другое письмо на бирманском языке и его переводы на армянский и французский языки. Оно также наглядно свидетельствует о дружественных отношениях между бирманским королем и армянским Католикосом. Это письмо от 23 марта 1876 года является ответом министра иностранных дел Бирмы Минджи на послание Католикоса Геворга IV. В этом письме говорится, что король очень хотел бы заключить дружественный союз с Россией, и просит армян стать посредниками в этом. В связи с этим было выражено желание, чтобы какое-либо крупное духовное лицо армянской церкви посетило Бирму.

Деревянный шпиль армянской церкви, построенной в 1766 году

В следующем письме министра иностранных дел, переданном через Минаса ТерХачатуряна Католикосу, говорится, что Мандалай посетило высокопоставленное лицо армянской церкви. И король принял его с самыми большими почестями. Его Величество Миндон изъявил сердечное желание, чтобы был заключен союз между Россией и Бирмой. «Мы будем счастливы и признательны, если Ваше Святейшество будет способствовать Бирме установить дипломатические отношения с Россией и заключить с ней дружеский союз через посредство армянского Католикоса», — написал тогдашний глава МИДа Бирмы Минджи. Минас Тер-Хачатурян со своей стороны вручил королю письмо и портрет Католикоса, которые были приняты с большим удовлетворением. А в 1916 году в качестве посланца армянского Католикоса известный арменовед епископ Торгом Гушакян совершил поездку в страны Юго-Восточной Азии. Главной целью этой поездки было ознакомиться с положением местных армян. Побывал он и в Бирме.

Наиболее знаменитой армянкой Бирмы, проведшей здесь свои юные годы, по праву считается Диана Абгар (Абгарян), в девичестве Анаит Агабек (Агабекян) (1859 — 1937). Она родилась в состоятельной армянской семье в Рангуне. Это была замечательная женщина, всю свою жизнь отдавшая служению Армении. Она была писательницей, публицистом, дипломатом. А в 1920 году была назначена послом Первой Республики Армения в Японии. Таким образом, она стала первой в мире женщинойпослом. В 1920 году во многом благодаря усилиям и таланту уроженки Бирмы Дианы Абгар Япония стала первой страной, которая официально признала независимость Первой Армянской Республики.

На этом наш рассказ об удивительной судьбе армян Бирмы в XVI — XIX веках подходит к концу. В следующий раз мы поговорим о том, что уготовила армянам судьба в этой стране в XX и начале XXI века.

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика