«Пять углов Сергея Довлатова»

04 Март 2016
Автор:   Валерия ОЛЮНИНА 466 Просмотров
На фестивале документального кино «Артдокфест» была представлена лента журналистов «Радио Свобода» Азы Бабаян и Вадима Дубнова. Фильм-путешествие, наполненный голосами его гражданской жены Тамары Зибуновой, вдовы Елены Довлатовой, сестры, друзей, соседей по подъезду, экскурсоводов, музейщиков, почитателей таланта замечательного писателя. Затягивающая биографическая кинопроходка по Тбилиси, Петербургу, Таллину, Пушкиногорью, Нью-Йорку…

Несколько лет назад режиссер Рома Либеров представлял на суд зрителей свое кино «Написано Сергеем Довлатовым», где за главный движок повествования был взят прием игры и байки: пластичными обивками его сюжета были анимационные персонажи, где и сам карикатурно нарисованный Сергей Донатович мог возлежать прямо на своем надгробии и сбегать с собственных похорон. Версия Дубнова и Бабаян была снята в несколько месяцев, и получилась она более полифоничной. Несмотря на присутствие разноликих персонажей, где особенно замечательно смотрелись герои второго плана, она не стала беглой и поверхностной, напротив, обрела устойчивое послевкусие, которое и должно обратить зрителя в читателя книг «Наши», «Зона», «Заповедник», «Чемодан» и «Пять углов. Записки горожанина», отчасти давшего названию фильма. Именно набор этой книги рассыпали в 1975 году в Таллине.

На премьере кино в московском кинотеатре «Горизонт» Аза Бабаян призналась, что писателя Сергея Довлатова она любила с юности, а в ленте было важно приблизиться к Довлатову-человеку, который не разочаровал ее ни в одном из многочисленных изученных фрагментов жизненного пути. В фильме говорят писатели Дмитрий Быков, Александр Генис, литературовед, главный редактор журнала «Звезда» Андрей Арьев, таллинский филолог и культрегер Оливер Лооде, очень заметно проступает личность Иосифа Бродского. С ним Довлатова особенно роднит не то, что оба прожили долгое время в Ленинграде, а то, что внутренний бунт обоих против власти никогда не декларировался и не закреплялся эдаким мемориальным диссидентством, а был порожден как бы игнорированием его. В сущности, показанная здесь внутренняя позиция эстетической оппозиции — не идеологической, не политической — была у персонажа фильма Сергея Соловьева «Асса». Такой тип шута, балагура, известного типажа, признающего свое родство со средневековыми «дураками наоборот», в случае с Довлатовым, с одной стороны, скрывает, а с другой стороны, переплавляет глубокую человеческую драму, обострившуюся во время службы в Коми, когда писатель охранял зэков. Кадры из поселка Чиньяворык, пожалуй, самые интересные. Показателен эпизод фильма, где вспоминается случай, описанный в «Зоне». Солдат с Большой Земли принуждает вора в законе работать, тот доводит конфликт до того, что отрубает себе палец, чтобы показать свое «право имею» и моральное превосходство. Люди той поры с их неистребимой блатняцкой речью, ухватками и поразили зрителей больше всего. Сказать, что это ожившие персонажи писателя, — мало, потому что некоторые из них, пережив писателя, смогли перевернуть представление о своей жизни в то время. Таким в некотором смысле исцеляющимся от воспоминаний прошлого выглядит отставник-кгбэшник, который «присматривал» за писателем. Аза Бабаян рассказала, что его монолог писался часами — так много он хотел рассказать о себе в контексте Довлатова-зеркала. Конечно, в фильм не вошло много ценных слов и свидетельств, которые остаются в архивах. В том числе и той девочки, которая иных писателей читает, а с Довлатовым — разговаривает.

В фильме интересно отображается тема Довлатова как мема. В Питере сегодня во многих интернет-кафе используют его имя или дату рождения как пароль, рисуются граффити, в барах мешается коктейль «Довлатов». В книжных магазинах Северной столицы Довлатов стоит на одних полках рядом с Чеховым и Достоевским. Является ли он классиком сегодня — пусть спорят об этом литературоведы. А ведь и правда, нужно стоять Довлатову с Чеховым и Достоевским! Хотя бы уже потому, что русский писатель, а Довлатов считал себя именно им, несмотря на армяно-еврейское происхождение. Знали «маленького человека» и видели подполье с его жестокостью, противостоянием и ежедневным выживанием — один в тюрьмах на острове Сахалин, другой — в омской ссылке. Кстати, интеллигенция Ухты инициировала идею назвать одну из улиц города именем писателя. В НьюЙорке это сделали давно, в Псковской области открыт музей писателя и, поговаривают, что создадут его и в Таллине.

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика