Почему азербайджанцы должны умолять об окончании войны

13 Май 2016
Автор:   Яна АВЧИЯН 297 Просмотров
24 года назад, 8 мая, был освобожден Шуши — культурная столица Армении XIX века. Его освободила изумившая весь мир своей отвагой и боевым мастерством Армия обороны НКР. Шуши не только представлял собой культурный центр, но имел и важное стратегическое значение. Через него пролегала единственная дорога, связывающая напрямую Степанакерт с Арменией, «дорога жизни». Именно потому не вернуть Шуши было невозможно. Как писал в своей книге «Между адом и раем» Зорий Балаян, мы были обречены на победу. А удалось это благодаря единому духу армян, воюющих за свою исконную землю.

Сегодня, спустя почти четверть века, армяне вновь стоят на пороге большой войны. Уже за сохранение освобожденных земель, родного очага и национальной принадлежности. Народ Арцаха и сейчас полон решимости защитить свою землю, раз и навсегда указать распоясовшемуся противнику его место. И хотя Шуши сегодня живет своей повседневной жизнью, шушинцы, как и все арцахцы, выражают готовность принять бой и идти до победного конца. Лишь отпечаток грусти за погибших ребят не сходит с лиц… Что же принес тот триумф шушинцам? Как восприняли солдаты весть о победе тогда и что изменилось сегодня, когда воздух накален ожиданием новой схватки с врагом? Своими мыслями на этот счет делятся мои собеседники – люди, принимавшие непосредственное участие в операции по освобождению Шуши и готовые сейчас продолжить незаконченное когда-то дело…

Манушак Саргсян, коренная шушинка, работает в ЦОЗМИР, в Стапанакерте. По специальности акушер-гинеколог. Но в период Карабахской войны, в 1992 году, на время отложив в сторону свои прямые обязанности, она взяла на себя иную миссию – оказания первой помощи раненным на поле боя солдатам.

— Мы, служители гуманного фронта, тоже имели боевое оружие, однако мне не пришлось его применить, и слава Богу. Моя миссия заключалась в оказании помощи раненым. И выполняла я ее даже по отношению к военнопленным, всегда думая о том, что и у этих солдат тоже есть матери. Вспоминая операцию по освобождению Шуши, в очередной раз понимаю, что это было неким чудом, противоречащим всем военным канонам. Мы одолели врага, численность которого в несколько раз превышала нашу. Этот день, 8 мая, невозможно ни забыть, ни описать. Крики, радость, ликование царили повсюду. Шушинцы поскорее хотели войти в покинутые ранее дома. Некоторые жилища были уже разрушены... Всем казалось, что освобождение Шуши — это конец войны. Но, конечно же, это было не так. Впереди нас ожидали Физули, Мартуни, Мартакерт и другие районы Карабаха.

В те годы мы знали, что идет война, у нас было четкое представление о том, что делать. Даже когда бомбили больницу, переезжая на другое место, медслужба не переставала работать. В какой-то период я даже продолжала преподавать в медучилище и выставлять оценки студентам. Нынешняя ситуация несколько неопределенная. А процесс ожидания всегда осложняет положение и приводит к некой напряженности. Но и сейчас, как в те годы, мы продолжаем работать, оказывая необходимую помощь нуждающимся. Жизнь продолжается. Работают школы, садики, рождаются дети. За последний месяц на свет появилось более 30 новорожденных. Это в два-три раза больше обычного – сказались стрессы. Общеизвестно: если тыл солдата надежно защищен, то и воевать ему спокойнее. Потому со стороны врачей делается все, чтобы мужья были спокойны за своих жен и детей.

Хачкар памяти освободителей Шуши

Мы знаем, что война неизбежна. И все мы в любой момент готовы сменить гражданскую одежду или белый халат на военный камуфляж, взяв в руки оружие. Я свой уже приготовила и надену при первой же необходимости. Обратной дороги нет. Мы должны в очередной раз доказать, что мы сильнее. Только в этом случае врага можно заставить замолчать раз и навсегда.

Игорь Саркисян работает в Министерстве охраны природы в качестве замначальника госинспекции, является ответственным Комиссии воинов-освободителей при верховном органе партии «Дашнакцутюн». Он также внес свою лепту в операцию по освобождению Шуши, будучи ответственным за студотряд им. Никола Агбаляна. Без его участия не остались и нынешние военные события. Нам удалось поговорить с ним в тот недолгий промежуток времени, когда ст. лейтенант Игорь Саркисян, уже замкомандира батальона, вернулся с фронта для подготовки нового отряда добровольцев.

— Нам необходимо было освободить тогда Шуши, чтобы остановить постоянно идущие оттуда обстрелы Степанакерта и обеспечить нормальную жизнь мирным жителям столицы Арцаха и прилежащих сел. И мы, во главе с легендарным Командосом — Аркадием Тер-Тадевосяном, сделали это. Сделали даже при отсутствии тогда регулярной армии — только силами добровольцев. Боевой дух солдат зашкаливал. Мы верили и до сих пор верим, что победа будет за нами, потому что мы ведем освободительную войну за землю, где каждый камень и каждый куст — наши. Именно потому ополченцы, невзирая на кровь, шли вперед. И нам удалось достичь поставленной цели. Восторг был неописуем. 600—700 лет спустя армяне начинают осознавать независимость и острую необходимость государственности. В первую очередь мы боролись за физическое существование армян, за создание сильного государства. И нам это удалось в 1994 году. Хотя, по моему глубокому убеждению, нам следовало продвинуться дальше, отодвинув границу аж до самой Куры.

Настроение у нас и сейчас боевое. Ополченцы первой войны вновь встали в строй и пошли воевать, уже рядом со своими внуками и детьми. Тот дух, который присутствует у солдат срочной службы сегодня, очень силен. Они, как и мы в свое время, знают, за что воюют и что защищают. Воюют для того, чтобы остановить врага, желающего получить реванш и не желающего признавать независимость Арцаха. Это часть той войны, которую мы более 20 лет назад не довоевали. Нас тогда остановили, попросив Россию стать посредником, чтобы мы не продвинулись вглубь. Сегодня мы просто обязаны исправить ошибку тех лет. Надо добить врага до конца, чтобы никогда азербайджанцы и турки не могли больше посягнуть на наши завоевания. Мы не должны никогда забывать происшедшее с Нахичеванью. В период СССР 40—50 процентов населения Нихичевани составляли армяне, а также было много курдов, превращенных в азербайджанцев. Однако армян оттуда выжили. Подобная участь постигла бы и Карабах. Но, слава Богу, распался Союз, и национальная освободительная борьба привела Арцах к суверенитету. Наши соотечественники остались жить на своих землях. Мы никогда не должны забывать о безопасности этой земли. А границы обязательно надо углубить, перенеся их до Куры. Чтобы никогда более Азербайджан не думал о вторжении в наши земли и уничтожении нашего народа.

Есть, несомненно, некоторые отличия между этой войной и той. Хотя у азербайджанцев одно остается незыблемым: в их стране никогда не было национального согласия. Потому они и теряли. Сейчас, после долгого перерыва, в своем желании взять реванш, они постарались усилить вооружение. Но у нас оно тоже имеется. Конечно, в случае большой войны и потери будут немалые, но цель оправдывает средства. Я думаю, азербайджанцы пожалеют, развернув широкомасштабную войну. Они думали, что блицкригом присвоят весь Карабах, но их планы рухнули. Они потеряли гораздо больше, чем представляли. А этот раз будет их концом. Большие государства, заинтересованные в политике мира в регионе, естественно, вмешаются и начнут уговаривать нас остановиться. Но поддаваться на это не стоит. Идти вперед и только вперед до самой Куры, до Гянджи и Нафталана, до нефте- и газопроводов. Идти вперед до тех пор, пока они не будут умолять об окончании войны. Чтобы даже их потомки во многих поколениях навсегда запомнили этот урок. Мы миролюбивы, нам хватает наших земель, чужого нам не надо. Но свое мы тоже не отдадим.

…По традиции, мы, ветераны карабахской войны, ежегодно собираемся 8 мая, в День освобождения Шуши, в этом городе, чтобы отметить победу и почтить память погибших. Соберемся мы и на сей раз… И тогда, и сейчас, наших парней, тех простых ребят, выигравших Первую карабахскую войну и готовых выиграть Вторую, вел вперед фактор бесстрашия. Наступает момент, когда смерть как категория, как составляющая жизни перестает в тебе существовать. Это все диктуется состоянием духа. Когда примешивается мысль, как говорит Командос, наступает проигрыш. А дух у наших солдат непоколебим и несокрушим!

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика