Армянский фактор в русской «Березке»

02 Апрель 2017
Автор:   Яна Авчиян 530 Просмотров

…Сорок лет спустя после ереванских гастролей прославленный танцевальный ансамбль русского танца «Березка» своим знаменитым плывущим шагом, наконец, вновь доплыл до Армении по приглашению советника министра культуры Армении Андраника Арзуманяна еще в бытность его директором Национального академического театра оперы и балета Армении.

Описать эмоции, полученные от концерта, можно двумя объемными словами и тремя восклицательными знаками - завораживающее зрелище!!! И в них будет заключена и безупречная техника исполнения хороводного танца, о которой слагаются легенды, и эмоциональность, без которой эта техника не имела бы смысла, и роскошные костюмы, созданные вручную, и уникальная драматургия танцев, поставленных еще самой Надеждой Надеждиной – основательницей ансамбля, которому в следующем году уже 70, и бережно сохраненные  и приумноженные ее ученицей, Мирой Кольцовой, нынешним руководителем «Березки», традиции.

Ну, и, несомненно, немалая лепта во всем этом выделена и человеку, которому приходится руководить грандиозной творческой машиной, продумывая до мелочей технические и организационные детали. Это наш с вами соотечественник, заслуженный деятель искусств России, директор ансамбля «Березка» Сергей Геронович Азовский, с которым корреспонденту СА удалось пообщаться в антракте.   

Армянские корни и детство в Ереване

Несмотря на то, что Сергей Азовский носит неармянскую фамилию, он по отцу армянин, и считает, что все лучшее, заложенное в нем, - от армян. Хотя при этом оговаривается, что и русских очень любит. Родился он в Баку и прожил там, пока отца не перевели на работу в Москву. В свой «бакинский период» родители постоянно отправляли его в Армению, где до сих пор осталось много родственников и на проспекте Комитаса, и в районе Площади Республики (тогда Площади Ленина), и  даже в Аштараке. Но… переехал в Москву, и понеслась «сумасшедшая жизнь». А потому вдвойне приятно вновь оказаться в родных краях, где провел детство, посетить знакомые места, побывать в Эчмиадзине, возложить цветы к мемориалу Цицернакаберд… «Я очень благодарен Министерству культуры Армении и своему другу Анрдранику Арзуманяну за теплый прием и прекрасно организованную культурную программу, ну и, конечно же, руководству Оперного театра», - сказал  Сергей Азовский.

Два долгожителя-армянина и страсть к танцовщице

Истории прославленного коллектива известны два случая армянского присутствия. И оба – на директорском уровне. Первым армянином был Тарумов, о котором, как говорит Сергей Азовский, в 60-е годы слагались легенды, как и о самой «Березке»,  второй – он сам. И оба, в отличие от других директоров, задержались на своем посту более двух лет. Тарумов – пять, а Азовский уже 35 лет работает в «Березке». Связан ли сей факт с национальной принадлежностью, он не берется утверждать.

«Березовая» карьера Азовского развивалась медленно, но верно, пройдя все необходимые для роста ступени: сначала его приняли водителем, затем восемь лет проработал машинистом сцены, осветителем, потом замдиректора, сменив трех директоров. А последние 27 лет пришлось самому взять на себя организационную ответственность за коллектив. Причем досталась ему должность директора в самый сложный и для страны, и для ансамбля период. Однако Азовский сумел-таки вырулить ситуацию и добиться того, что сегодня ансамбль имеет и свое помещение, соответственно статусу, и жесткий гастрольный график, как в былые времена.

К слову, заметим, что оказался выпускник МАДИ, инженер конструкторского бюро, сын военного летчика в «Березке» благодаря страсти. Но не столько к танцам (танцевать он как раз и не любит, хотя очень любит смотреть, как это делают девушки его коллектива), сколько к красавице-танцовщице. Так подающий надежды инженер сменил пульман на баранку, параллельно окончив факультет экономики при Щукинском училище.

Знать теорему Герона и дать расписку о неразглашении!

Спрашивать директора о главной фишке ансамбля - секрете  «плывущего шага», запатентированного в свое время Надеждой Надеждиной, по меньшей мере, глупо. Однако весьма интересно было узнать, берется ли при приеме на работу с будущих участниц коллектива расписка о неразглашении тайны? «При приеме на работу главное для танцовщиков и танцовщиц одно: знать теорему Герона!» - пошутил Сергей Геронович. Ну, а если серьезно, то официальной расписки не берут. Однако ни одна девушка не поддалась ни на какие наши ухитрения и не согласилась хотя бы слегка «приподнять» подол «юбки в пол» и рассказать, что же под ней творится во время танца, когда в процессе хоровода зрителю кажется, что не девушки плывут, а сцена вращается.   

Так что же творится под юбками?!

«Секрет тут не в физическом действии или мышечной моторике», - уклончиво пытается разъяснить Азовский. «Надеждина поставила ход, который не может получиться, если человек не умеет это чувствовать изнутри. Девочки не просто делают движения ногами. Это образ, который идет от танца, а затем только экстраполируется на ноги. И смотрится все столь гармонично лишь в общей архитектуре ансамбля, поставленной Надеждиной. Какое бы  образование ни имели девушки – высшее хореографическое или средне-специальное – им все равно приходится полгода переучиваться, привыкать к эстетике и стилистике ансамбля. Шаг, используемый в танце «Березка» (первый танец, поставленный Надеждиной, откуда и пошло название коллектива), применяется и в других хороводах ансамбля, но в «Березке» он особенно ощутим и эффектен», - рассказал директор.

Впрочем, как сообщают «интернет-осведомители», секрет «плывучести» в мелких и частых передвижениях на носках, благодаря чему и плечи, и стан танцовщицы остаются неподвижными, а вовсе не в роликах или сегвеях, как предполагают некоторые. И, к слову, подбирая танцовщиц-хороводиц, их вовсе не вгоняют в «прокрустово ложе», дабы привести всех к одному росту. Просто каждая из них четко знает, на сколько сантиметров приподняться на носках, чтобы обеспечить себе необходимый для танца стандартный рост – 180 см. Имеется и состав невысоких парней и девушек, задействованных в плясках. К слову, изначально «Березка» была сугубо женским коллективом. Лишь через десять лет в ансамбле появились и мужчины.

Копперфильд отдыхает!

Репертуар «Березки» весьма интересен, разнообразен и необычен. В «Сибирской охоте» на сцену выбегает медведь. О том, что он ненастоящий можно догадаться лишь по его недостаточной косолапости. А хороводный танец «Узоры» никак иначе не назовешь – разве что танец-фантом. Непонятно откуда на сцене рядом с красными девицами вдруг появляются добрые молодцы, а потом с таким же успехом исчезают в никуда. Словом, Копперфильд отдыхает! «Конечно же, тут задействованы и актерское мастерство, и продуманная в мелочах  хореография, и немного хитрости есть. Но использовать все это надо талантливо, с точки зрения понимания образа и его идеи, иначе ничего не получится. А идея такова: многие девушки мечтают о парнях, мечта реализовывается, но неожиданно исчезает, как часто бывает в жизни», - все также уклончиво рассказывает Азовский. И только при внимательном пересмотре видео с различных ракурсов, понимаешь, что парни незаметно выходят из-за кулис и прячутся за девушками, а затем, появившись на сцене и сыграв свою роль, столь же незаметно для зрителя исчезают. Техника высочайшего пилотажа – и только!

90 тысяч долларов за один танец

Гораздо более разговорчивым господин директор оказался, когда речь зашла о финансовой стороне дела. Удалось выяснить, что один номер в среднем обходится в 80-90 тысяч долларов. К примеру, только головной убор из композиции «Березка» стоит 800 долларов, костюм - 1500-2000 долларов. И женщин, которые умеют их изготавливать, в России остались единицы. Причем даже если в номере задействованы 24 девушки, костюмы изготавливают в количестве 30 штук, с запасом.

Если раньше, в советские времена, ансамбль мог себе позволить содержать полтора-два состава, то нынче это непозволительная роскошь. В Армению «Березка» приехала  почти в полном составе (всего в коллективе 70 танцоров).

С надеждой на будущее…

Хотя творчество «Березки» — это, прежде всего, русское танцевальное искусство, но, как и ее наставница, Кольцова проявляет глубокое уважение к фольклору других народов. Поэтому в программах «Березки», как правило, присутствуют хореографические мотивы той страны, в которой ансамбль гастролирует. Жаль только, что Армения на сей раз оказалась исключением из правил. «У нас было всего четыре свободных дня, и мы поняли, если не приедем сейчас, то опять все отложится на неопределенное время, а приехать хотелось», - говорит Сергей Азовский. Что ж, подождем следующего раза. Каких-нибудь 40 лет!..

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика