Над пропастью во лжи

13 Май 2016
Автор:   МАРК АРЕН 747 Просмотров
Право арцахцев на самоопределение обосновано азербайджанским научным бомондом.

Тем, кто не понаслышке знаком с событиями вокруг Нагорного Карабаха и четырьмя соответствующими резолюциями Совбеза ООН, известно, что кроме всего прочего в них упоминается принцип территориальной целостности, который Баку превратил в краеугольный камень и любимый жупел своей внешней политики. А при каждом напоминании, что в этих же резолюциях также говорится о праве наций на самоопределение, отмахивается, мол, это право относится не ко всем, а лишь к лишенным государственности народам. И поскольку у армян уже есть свое независимое государство, то тезис о праве наций на самоопределение в данном случае не применим.

Что ж, постараемся опровергнуть сие утверждение и, воспользовавшись блистательной формулировкой Вышинского, что чистосердечное признание является царицей доказательств, показать, что арцахцы обладают всеми признаками самобытности нации — исторически сложившейся общностью территории, экономической жизни, психологического склада и языка, и посему принцип самоопределения для них как раз применим. Как обещали, для этого обратимся не к чему-нибудь, а к азербайджанскому собственному признанию в их же научных источниках. А именно к изданному Институтом истории Академии наук Азербайджанской ССР 1 тому трехтомника «История Азербайджана», вышедшему в свет в 1958 году под редакцией членкоров АН Азербайджана И.Гусейнова и А. Сумбат-Заде.

Так вот, абзац на 79-й странице первого тома стоит того, чтобы его процитировать. «Особо сильное влияние христианской церкви наблюдалось в Арцахе. На эту область, издревле населенную албанскими племенами (речь идет о IV веке, и к этому пассажу еще вернемся. – М.А.) в начале нашей эры распространялось господство армянских царей, проводивших политику арменизации местного населения. Но знать Арцаха стремилась к независимости, и с ослаблением военнополитической мощи Армянского царства в области восстановилась власть албанских царей. Тем не менее в Арцахе, главным образом в нагорной его части, усиливалось влияние армянского языка, вызванного притоком сюда армян. Постепенно происходило смешение армянского языка с языком местного населения, в результате чего со временем возобладал первый и образовалось карабахское наречие современного армянского языка».

Обратили внимание, азербайджанские ученые говорят о карабахском наречии, а это не говор, не диалект, ибо лингвистика учит, что если не принимать во внимание различные политические и социальные факторы, то различия между языком и наречием остаются неопределенными. Это и понятно, поскольку, вбирая в себя имеющие общие черты, диалекты и говоры, распространенные на довольно крупных территориях, и нося их географические названия (карабахское, северно-великорусское, нижне-немецкое, польское наречие мазуров — польского племени, живущего в Восточной Пруссии и Мазовии, и т.д.) и посему являясь самым крупным подразделением языка, наречие часто само выступает в его роли. По этой причине до сих пор ведутся жаркие споры, являются ли наречиями некоторые современные европейские языки по отношению к своим соседям. В этом отношении весьма поучительна тема австрийского языка. «Баварское наречие, — пишет В. М. Жирмунский, — кроме говоров старобаварских земель (Altbayern), не включающих майнскую Франконию (Mainfranken) на северо-западе и баварскую Швабию (Аугсбург) на западе, которые были присоединены к Баварии лишь во время наполеоновских войн, охватывает и Австрию (кроме Форарльберга), куда немецкое население проникло в VIII— XI вв. в результате распространения баварской колонизации по долине Дуная. Вследствие того, что основной областью распространения этих диалектов явились территории Баварии и Австрии, В. М. Жирмунский полагает «правильнее называть это наречие баварско-австрийским». Нелегкой оказалась судьба и словацкого языка, который долгое время по политическим причинам считался всего лишь наречием чешского языка, несмотря на значительные различия между двумя языками и кодификацию литературного словацкого языка Антоном Бернолаком еще в XVIII веке. И потом, если бы до этого никакого словацкого языка не существовало, что же тогда кодифицировал Бернолак?

Итак, убедившись с помощью маститых азербайджанских ученых в наличии у арцахских жителей своего языка, обратимся к ним же по поводу общности территорий. Как было отмечено выше, говоря об Арцахе на 79-й странице, авторы лживо утверждают, что он был населен албанскими племенами, забывая, что ранее, а именно на 50-й и 51-й страницах этого же тома приводится абсолютно иное описание албанских границ. «Северные области Азербайджана, — пишут авторы, — и значительная часть Дагестана в древности назывались Албанией. Ее территории простирались от Малого Кавказа и нижнего течения Куры и Аракса до северо-восточных отрогов Главного Кавказского хребта». В подтверждение обозначенных границ Албании, граница которой проходила по Куре, Академия наук Азербайджана обильно цитирует Клавдия Птолемея, Плиния, Мовсеса Хоренаци, Страбона, Клавдия Элиана. Остается лишь поражаться тому, как нынешний Баку, отказываясь принимать во внимание уважаемых Плиния и Страбона, утверждает, что пресловутая Албания охватывала нынешний Азербайджан, часть Грузии, России, северный Иран, Армению и Арцах.

Говоря о таком признаке, как психологический склад, стоит вспомнить, что во многом из-за него с 60 – 70-х гг. прошлого века наметились мировые процессы, характеризующиеся всплеском у многих миллионов людей национального самосознания, или этнической идентичности, если использовать более привычный для психолога термин. Это явление, затронувшее не только Арцах, но и населения множества стран на всех континентах, вначале даже получило название этнического парадокса современности, так как оно сопутствует все нарастающей унификации духовной и материальной культуры. И в настоящее время этническое возрождение рассматривается как одна из основных черт развития человечества в первой половине XXI века. Повсеместный интерес к своим корням у отдельных людей и целых народов проявляется в самых различных формах: от попыток реанимации старинных обычаев и обрядов до стремления создать свою государственность, что, собственно, и породило не только Нагорно-Карабахский конфликт, но и межэтническую напряженность между фламандцами и валлонами в Бельгии или англо- и франко-канадский конфликт.

Что касается экономического уклада, эта общность была доказана более чем двадцатью годами хозяйственной деятельности арцахцев, сумевших воссоздать свое народное хозяйство в условиях почти полнейшей блокады. Вопреки чинимым препятствиям, НКР не только обеспечивает себя, но и интегрируется в мировое хозяйство путем экспорта и импорта нужных продуктов. Итак, чтобы там ни говорил официальный Баку, но привычным топором он не вырубит то, что было написано их маститыми академиками, и ему придется смириться с тем, что арцахцы – нация и их право на самоопределение обосновано самой же азербайджанской научной элитой.

И последнее. Помимо всего прочего, политические катаклизмы, особенно по весне, зачастую приводят к психическим обострениям. Зашкаливает градус общественно-политического сюра, перехлестывают через край эмоции, а ряд суждений просто доводится до абсурда. И в таких ситуациях нужно избирательно допускать политиков к микрофону, к примеру, после проверки, подключен ли к мозгу язык... Один известный в Армении, но малоизвестный за ее пределами экономист заявил, что для наших соседей нам нужно сделать… атомную бомбу. Что ж, он не оставляет им иного выхода, как сделать машину времени и, вернувшись в прошлое, перестрелять комитет «Карабах»…

И все же, ну ладно, Турция, Белоруссия, Казахстан и Израиль... Но Россия... Хотя... Если Бог с нами, какая разница, кто против нас?! Ну, а если нет, не все ли равно, есть ли кто с нами?

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика