Страсти по лавашу

11 Июль 2015
Автор:   Эрна РЕВАЗОВА 1593 Просмотров
Хлеб в форме вытянутого тонкого белого листа — лаваш — стал четвертым элементом от Армении в Репрезентативном списке нематериального культурного наследия человечества. Ранее в него были внесены искусство, символика и мастерство изготовления армянских камней-крестов — хачкаров, дудук и его музыка и исполнение армянского эпоса «Неистовые сасунцы», или «Давид Сасунский». И каждый раз армянской делегации приходится отстаивать заявленные ценности, подавляя эмоции, проявляя дипломатию и твердость. Вот и минувшей осенью в парижской штаб-квартире ЮНЕСКО разгорелись нешуточные страсти по лавашу. В итоге участники 9-й сессии Межправи тельственного комитета (Юнеско) по охране объектов нематериального культурного наследия одобрили армянскую заявку «Лаваш: приготовление, значение и внешний вид традиционного хлеба как выражение культуры в Армении».

Согласно Конвенции 2003 года об охране нематериального культурного наследия, «нематериальное культурное наследие» означает «обычаи, формы представления и выражения, знания и навыки, а также связанные с ними инструменты, предметы, артефакты и культурные пространства, признанные сообществами, группами и, в некоторых случаях, отдельными лицами в качестве части их культурного наследия. Переда ваемое от поколения к поколению, оно постоянно воссоздается сообществами и группами в зависимости от окружающей их среды, их взаимодействия с природой и их истории и формирует у них чувство самобытности и преемственности, содействуя тем самым уважению культурного разнообразия и творчеству человека. Этим требованиям соответствовали все четыре армянских элемента, внесенные с 2008-го в Репрезента тив ный список нематериального культурного наследия человечества. «Акцент всех заявок Министерство культуры делает не на территориальную принадлежность, на чем неустанно настаивают наши соседи, а на национальную идентичность, — рассказывает замминистра культуры Армении Арев Самуэлян. — Если ты армянин — ты носитель культуры того народа, что печет лаваш, гравирует на камнях кресты, играет на дудуке, читает сказание о Давиде из Сасуна. Народа, чьи дети каждый год пишут республиканские сочинения на тему «Давида Сасунского» и иллюстрируют эпос в художественных студиях. Чьи великие таланты обращаются к теме эпоса, как Коджоян или Кочар, к примеру».

На подготовку заявки требуется не менее 1,5 года — к работе привлекаются научные институты, собирается солидная обосновательная база. «Кроме артефактов, упоминаний в устных традициях или письменных источниках, следует представить доказательства, что предлагаемый нами элемент нематериального культурного наследия живой, что он и сегодня применяется народом в быту, присутствует в обрядах, — объясняет госпожа Самуэлян. — К заявке о включении в список «Давида Сасунского», к примеру, мы приложили письма армян с корнями из Сасуна, носителей эпоса из поколения в поколение». После подачи заявки следуют многочисленные процессуальные действия. Но самая горячая пора наступает, когда она становится публичной. В 2008-м, на этапе представления заявки, произошла утечка инсайдерской информации, и одновременно с армянским хачкаром в Кении на публику вынесли заявленный годом позже «азербайджанский хачдаш». Правда, безрезультатно. В 2012-м недоброжелатели настаивали на изменении названия средневекового армянского эпоса. Турецкая сторона усмотрела в нем притязания на территориальную целостность страны и предложила свой вариант — «Могучий Давид». «Единствен ное, на что мы согласились, — добавить по предложению экспертной группы к Западной Армении сноску «ныне — в Турции» при описании Сасуна, откуда родом предки информантов», — вспоминает зам министра. Период рассмотрения заявки совпал с экстрадицией и помилованием Сафарова, зарубившего в Будапеште во сне молодого армянского офицера. Арев Самуэлян тогда процитировала собравшимся строки из эпоса, в которых Давид, предупреждая о нападении, будит мирно спящего в шатрах врага — орду Мсра-Мелика.

Тонким делом оказался и вопрос лаваша. Тщательно проработанную заявку, подготовленную Министер ством культуры совместно со специалистами Института археологии и этнографии Национальной академии наук, наша страна подала в 2013 году. После ее публикации Азербайджан и Турция направили в ЮНЕСКО официальные возражения против включения лаваша в Список, собираясь представить лаваш как кулинарное наследие, распространенное на территории всего региона. И это когда откровенно воюющие страны спокойно ратифицировали культурное наследие своих противников (выборы государств — членов экспертных Комитетов осуществляются в соответствии с принципами справедливого географического распределения и ротации). «Любая страна, где пекут плоский хлеб, может заявить свои традиции. Наша заявка по лавашу связана с армянскими национальными традициями в армянской национальной культуре, фольклоре и быте. У других, в том числе и азербайджанцев, не существует аналогичных традиций, связанных с лавашом», — объясняет Арев. Все вопросы, поднятые соседними странами, армянская сторона обсуждала в рамках встреч с посольствами и резидент-посольствами стран — членов Коми тета по охране нематериального культурного наследия. «Из двадцати четырех стран — членов Комитета у Армении есть диппредставительства только в четырех, и без помощи коллег из Министер ства иностранных дел, без слаженной работы двух министерств, Отдела культурного наследия Министерства культуры и Национального комитета ЮНЕСКО МИД нам вряд ли бы удалось организовать встречи со всеми», — уверена Арев Самуэлян. «Армянский вопрос» занял целый день из пяти, отведенных на парижской сессии на рассмотрение заявок и доклады 27 из 220 подписавших Конвенцию государств. Раздраженные агрессивным поведением турецкой и азербайджанской стороны участники заседания окончательно проголосовали за включение армянской заявки в Список. Не смогли добиться турки ни исключения из Националь ного отчета-2014 приведенных из иностранных источников свидетельств о хачкарах Джуги, ни изменения, по наводке Баку, формулировки «мирное время» — позиции армянская делегация сдавать не собиралась, не согласившись исправить даже замеченную в последний момент в докладе грамматическую ошибку. Замми нист ра особо подчеркивает, что ни одно слово ни в заявках, ни в Нацио нальных отчетах не было изменено без согласия армянской делегации. Что касается правки в названии нашей заявки с «Лаваш: приготовление, значение и внешний вид традиционного армянского хлеба как выражения культуры» на «Лаваш: приготовление, значение и внешний вид традиционного хлеба как выражения культуры в Армении», она была сделана после озвученного Комитетом по охране нематериального культурного наследия предложения не использовать в будущем название конкретной нации в номинациях объектов для внесения в список ЮНЕСКО. К сведению, соответствующие изменения были внесены в формулировку заявок и других стран.

***

Над научной частью заявки трудились ведущие специалисты Института археологии и этнографии НАН. «Перед нами стояла задача представить лаваш человеку, который никогда не слышал о подобном хлебе, поведать о традициях его изготовления и применении в ритуалах», — рассказывает этнограф, специалист по антропологии пищи Рузанна Цатурян. Армянский лаваш имеет определенные, свойственные лишь ему параметры: метр в длину, полметра в ширину и несколько миллиметров в толщину, которая может варьироваться в зависимости от региона. На севере, в Шираке, к примеру, предпочитают лаваш потолще, тогда как на Араратской долине о мастерстве хозяйки судят по тому, насколько тонок лист. Кстати, есть в Армении районы, где лаваш раньше не пекли — в Лори и Тавуше следов и культуры изготовления лаваша в тонире не сохранилось.

Армяне верят, что лаваш обладает волшебной силой, дарит благополучие и достаток. По сей день вдовы заворачивают в лаваш свое горе и боль, отцы жениха и невесты скрепляют договор, разделив в присутствии священника лаваш пополам, свекровь набрасывает лаваш на плечи новобрачных, мать семейства приносит в жертву, а путники берут легкий на подъем хлеб в дорогу. Помните, как в старом советском мульт фильме благословенный матерью «волшебный» армянский лаваш стал щитом, защитившим Нагарша от ятагана разбойника?

Приготовление лаваша требует титанических усилий, специальных навыков и согласованных действий, что укрепляет семейные узы и сплачивает общину. Раньше лаваш пекли раз в три месяца, создавая стратегические запасы хлеба, который в высушенном виде мог храниться до семи месяцев. «Не страшна была ни зимняя стужа, ни осадившие крепость войска — в любых неблагоприятных условиях запасы лаваша обеспечивали армянам социальную стабильность, — говорит этнограф. — В заявке мы особо отметили уникальность производства, позволяющую хранить лаваш более полугода и «реанимировать» хлеб по мере необходимости». Указали в заявке и бесценность лаваша с экологической точки зрения, рационального использования ресурсов и безотходности производства.

Мужчины возделывали землю, отвоевывая у камней наделы величиною с лаваш, сеяли пшено, поливали всходы собственным потом, собирали урожай, строили тониры и изготовляли инструменты. Женщины занимались выпечкой хлеба. К процессу не допускались девственницы и несчастные в замужестве жены, в выпечке лаваша для свадебного пира не участвовали вдовы (считалось, что они могут передать хлебу свою горькую судьбу), а для поминального стола — молодые невестки.

Раз в три месяца деревню окутывал аромат свежеиспеченного лаваша. Он вырывался на свободу через «ердык» — отверстие на потолке, сквозь которое в помещение проникал свет и покидали дом души умерших. Аккурат под ердыком, в самом центре дома, находился тонир — глубокая печь с глинобитными стенками, составляющая с ердыком ось каждого армянского дома. В огнедышащем жерле тонира и рождается лаваш. Самая старшая в доме женщина замешивает в деревянном корыте, таште, тесто, добавив для закваски немного теста из предыдущей партии. Следующей вступает молодая невестка: сидя на полу, раскатывает тесто и передает тонкий, словно пергамент, лист свекрови. Повращав лист в воздухе, та натягивает его на подушку со сплетенной из ивовых ветвей основой, затем, низко склонившись, ловким движением цепляет на раскаленные стенки тонира — за день женщина преклоняется перед очагом более 800 раз. В завершение в тонире сжигаются обрезки теста и собранная мука — задолго до производителей коньяка эту часть армяне назвали «долей ангелов».

Народ верит, что могуществом и волшебной силой лаваш наделяет тонир. Этот священный очаг всегда содержится в чистоте, его не дозволено осквернять, в местах, где нет храмов, у тонира венчают молодоженов и крестят детей, с языческих времен благославляют пары, которые отказывались соединять жрецы, а поз же — Церковь. Лаваш для армян — это не просто продукт питания, это высокая духовная культура, наследие, с которым связаны традиции, ритуалы и практики. В Шираке, к примеру, очень распространено приношение лаваша в жертву, или hаци матаh. Его совершают, чтобы выпросить благополучие и заручиться поддержкой в определенном деле. Поутру женщина набрасывает на руку лаваш и, стоя у порога дома либо у ворот храма, раздает хлеб семи случайным прохожим. Все это проделывается в полнейшем молчании.

Лаваш — это хлеб, о котором слагают песни и легенды. Который больше всех спрашивают в супермаркетах и который незаменим, если нужно по-быстрому сообразить хачапури, рулетики с семгой и сыром филадельфия, ленивую лазанью или традиционный «брдудж». Хлеб, обладающий могуществом, способный очистить душу и одарить достатком семью, с благоговением относящуюся к традициям и обычаям своего народа. И напоследок: не позволяйте свадебным организаторам заворачивать в целлофан лаваш, который собираетесь набросить на плечи новобрачных — он может утратить свою волшебную силу.

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика