Артур БАГДАСАРОВ: У нас тигры с армянским Темпераментом

11 Июль 2015
Автор:   Элен МУСАЕЛЯН 1742 Просмотров

20 лет назад, в 1994 году, на манеже Казанского цирка состоялся дебют известного дрессировщика Артура Багдасарова. Тогда 15-летним юношей он вместе с отцом и сестрой впервые вышел на арену в аттракционе с тиграми. Сегодня Артур Багдасаров заслуженный артист России . Он выбрал для себя опасную профессию, продолжив дело отца. И не отступил от нее даже тогда, когда оказался в лапах тигра.

— Артур, признайтесь откровенно, выбор профессии — ваш собственный выбор или выбор родителей?

— Признаюсь — в будущей профессии важную роль сыграл пример отца. Он для меня и сестры всегда был личностью, достойной подражания. Помню, в детстве я смотрел его программу по армянскому эпосу «Давид Сасунский», поставленную на музыку Арама Хачатуряна из балетов «Спартак» и «Гаянэ». В этом аттракционе впечатляло практически все — свет, музыка, необычные для цирка театральные декорации. На манеже одновременно работали львы, тигры, пантеры, ягуары, леопарды, пумы. Это сейчас я понимаю, как же сложно было всеми ими управлять. Но отец настолько виртуозно и легко с этим справлялся, что от восхищения и переполнявших меня эмоций я плакал. Кстати, с этой программой связано несколько смешных случаев. Помню, после очередного представления по цирку разносится громкий голос бухгалтера: «Михаил Багдасаров свою зарплату получил, а этот Давид Сасунский никак не явится». Или другой эпизод. На очередные гастроли, кажется в Екатеринбурге, папа поехал с нашим дедушкой Николаем Язевым. У дедушки была длинная седая борода. И вот они после представления выходят, а за их спиной шепот: «Вот Михаил Багдасаров, а с ним Давид Сасунский…»

— А нет ли у вас желания сделать программу, в которой так же, как в программе «Давид Сасун ский», принимали бы участие разные хищники?

— Вообще, моя мечта — повторить этот аттракцион, но это очень сложно. Эти хищники даже в природе не всегда вместе встречаются, а тут их поместить в одну клетку! Я с сестрой обязательно придумаю такое шоу, которое не будет уступать по зрелищности и сложности тому, что показывал отец. Но всему свое время…

— Сколько тигров у вас сейчас на арене во время вашей программы?..

— Тринадцать.

— Чертова дюжина, мистика какая-то…

— Для цирковых артистов 13 — счастливое число. Кстати, 13 метров – диаметр циркового манежа.

— Глядя на ваше выступление и ту динамику, которую вы задаете в своей программе «Тигрышоу», невольно думаешь, как вам удалось так надрессировать тигров, что они слушаются вас, словно ручные?

— Ручных тигров у нас нет. А что касается динамики, то, как любит шутить моя сестра, у нас тигры с «армянским темпераментом».

— Вы — потомственный дрессировщик. Говорят, в детстве у вас вместо игрушек были тигрята. Расскажите, а как для вас началась настоящая работа?

— Как все цирковые дети, мы с сестрой участвовали в парадах, клоунадах, елках. Впервые по-серьезному на арену я вышел в 15 лет. Это произошло в программе отца. Конечно, по правилам цирка такое недопустимо. Но у папы было столь великое желание поскорей продемонстрировать, как я управляюсь с тиграми, что он рискнул. Наше выступление тогда проходило в Казани. Шел 1994 год. С отцом и сестрой Кариной я вошел в клетку к 15 уссурийским тиграм и вместе с ними отработал всю программу. Чтобы запечатлеть для истории мой рекорд, а я был самым юным укротителем тигров, папа все снял на камеру. Показав съемку цирковому начальству, он добился того, чтобы меня официально признали артистом-дрессировщиком хищных животных. Так я стал самым юным, пятнадцатилетним, укротителем тигров в России.

— Неужели, когда заходите в клетку с тиграми, не испытываете страх?

— Со временем чувство страха притупляется, появляется доверие к животному, но надо быть настороже и помнить, что они всегда проверяют тебя на прочность. Папа мне часто повторяет, что необходима дистанция и тигры должны быть с тобой на «вы». Пока это так — все нормально. Как только дистанция исчезает, они сразу проявляют характер. И палка во время представления мне нужна не для того, чтобы тигров бить, это скорее моя указка, как у учителя, также она определяет дистанцию, ближе которой лучше не подходить.

— Ваш отец как-то сказал, что его тигрицы даже целуют…

— «Поцелуй тигрицы»— это у него шутка такая. На самом деле этот «поцелуйчик» — самый большой ужас, который я пережил: первый раз видел, как рвут человека. На отце не было живого места. Это случилось в Челябинске. У нас тогда было 18 «кошек» в манеже. Репетировали трюк, когда тигры идут группой, разворачиваясь, как открытый веер. Не знаю, как отец не заметил, что ближняя к нему тигрица вскочила на задние лапы. Всего миг — и уже один ее клык у него в щеке, второй — в голове. Порвала ему шею, потом рванула руку, которой он потянулся за пистолетом — они же все прекрасно понимают. Это произошло так быстро, что даже воду не успели включить. Хорошо, что отец не упал, — это его и спасло. Всех загнал, потом ждали «скорую» — в общем, вспоминать не хочется.

— У вас ведь тоже была подобная история. Хотелось бы узнать, что же все-таки произошло тогда, когда тигр напал на вас?

— Об этом по незнанию, ни в чем не разобравшись, писали все подряд. На самом деле все было так. Шоу подходило к концу, тигры лежали на барьере. Я подошел к Цезарю, чтобы взять его на финальный трюк – сделал ему посыл, но не заметил, что тигр зацепился когтем за сетку. Я не увидел, что Цезарь нервничает, и повернулся к нему спиной. В это время он меня и зацепил, а когда почувствовал, что я в его лапах, – включился звериный инстинкт.

— После того случая не думали сменить профессию?..

— Думал. Я хотел уйти из цирка и начать снимать кино, тем более что закончил ГИТИС. Это было в те дни, когда лежал в больнице с серьезными травмами. Мне три раза делали операции, и казалось, что это не закончится никогда. У меня появилась апатия, когда возникла реальная опасность ампутации руки. Только когда дело пошло на поправку, все стало на свои места. Чем больше лежал в больнице, тем больше уставал от бездействия. И в один прекрасный день я признался Карине, что лежать больше не намерен, пора возвращаться к работе. Возвращение далось нелегко. Но все страхи позади.

— А что испытали, когда вышли на манеж в первый раз после выздоровления?

— Конечно, был страх. Так совпало, что у нас была новая программа и нам сшили новые костюмы. А так как костюмы шьются, как обычно, в последний момент, Цезарь мой наряд не видел. Поэтому, когда я буквально за день до премьеры вышел на манеж в новом красном пиджаке и он, видимо, отреагировав на цвет, снова на меня напал – было очень неприятно. Но это работа такая.

— Говорят, что на манеже вы сами, как тигр …

— Когда я вхожу в клетку, во мне включается что-то природное. Впрочем, с тиграми по-другому и нельзя. Они далеко не кошечки. У нас все шоу построено на агрессии, на противостоянии энергий человека и хищников. И зал, конечно, сидит в напряжении. Некоторые говорят – страшно было. Но зрителям как раз это и нравится. Работа идет на грани. Очень близкий контакт. Например, наш авторский трюк, когда животные ложатся вокруг меня, образуя кольцо. Даже со спины. Это в принципе недопустимо. Мало кто делает, кроме нас, подобный трюк.

— На арене вы работает в дуэте с сестрой. Карина старше вас и раньше вышла на арену. Так кто из вас главный в номере?..

— На самом деле, несмотря на разницу в пять лет, я уже лет с восемнадцати не ощущаю себя младшим братом. А во время представления мы составляем одно целое. Разделение, возможно, проявляется лишь в том, что я выполняю более грязную или физически тяжелую работу. А еще я подзадориваю животных. Чтобы соперничество возникло, нужна мощная мужская энергетика.

— Опасность сближает?

— У нас с сестрой особые отношения. Мы во всем помогаем друг другу, у нас нет никаких секретов.

— А ссоритесь?

— Конечно, мы же оба горячие и темпераментные. Но у нас есть очень хорошая семейная черта – мы быстро отходим. Можем поругаться, а через пять минут поцеловать друг друга и все забыть.

— Рядом с вами, знаю, есть еще одна Карина, ваша супруга…

— И это так. Мы познакомились в доме общих друзей. Я сразу положил на нее глаз (улыбается). Карина далека от мира цирка и не знала, что я дрессировщик тигров. Обо всем она узнала спустя месяц после нашего знакомства на свидании в цирке. Все цирковое представление я смотрел вместе с ней из зала и лишь во втором отделении, сославшись на то, что мне нужно ненадолго выйти, появился перед ее взором уже на манеже в окружении уссурийских тигров. Реакция Карины меня потрясла. Она весь аттракцион смотрела со слезами на глазах, боялась за меня. На какой-то момент из-за профессии между нами даже возник разлад. Но любовь побеждает все. Предложе ние выйти замуж я сделал ей во время представления прямо с манежа. Зал замер в ожидании, и ответ не заставил себя ждать. «Да», — сказала она, и зал взорвался аплодисментами. Мы вместе уже 4 года, и очень счастливы. Кстати, Карина по гороскопу львица, но это самая любимая моя львица, которая не подлежит дрессуре (смеется).

— Могли бы вы рассказать, какую-нибудь интересную закулисную историю из цирковой жизни?

— В цирке у нас работает замечательный инспектор — армянин. И вот как-то он заполнял график репетиций, а в это время из клетки вырвался лев и, подойдя к нему сзади, стал его подталкивать. Тот, не оборачиваясь, говорит с характерным армянским акцентом: «Девушки, хватит прикалываться». И продолжает писать. Недалеко от него стояла колонна, как голый столб, даже зацепиться на ней не за что, чтобы подняться. Так вот, когда он обернулся и увидел льва, за считанные секунды на 4 метра взобрался на этот столб. Скажу сразу — все закончилось счастливо. Но смеху было много…

— Давно вы были в Ереване?

— Давно, еще в детстве. Самое яркое воспоминание, которое у меня сохранилось в памяти, — это Эчмиадзин. Меня с сестрой крестили в Эчмиадзине, и наша вера — это наша самая большая гордость. Во мне течет две крови — русская и армянская. Но армянская, конечно намного сильнее, потому что все, что касается истории, культуры, веры, настолько близко, что мне достаточно услышать пару армянских слов или две-три нотки армянских мотивов, как меня уже переполняют гордость и любовь к своему народу. В этом, конечно же, большая заслуга отца. Он по-сумасшедшему влюблен в свою страну, в свой народ. Он даже вывел теорию, что все великие на земле в роду имели армянские корни. У нас был смешной случай; когда в детстве меня спросили, кто был первым человеком на земле, я, не задумываясь, ответил — армянин.

— Вы не планируете приехать с вашим шоу в Армению?

— Если поступит предложение, наверняка приедем. Потому что Армения — наши корни, о которых мы не забываем никогда…

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика