И знатные виноградари, и известные ученые

27 Ноябрь 2015
Автор:   Дина ОГАНЕСЯН 923 Просмотров
О значимости вклада этой династии ученых в мировой и отечественный арсенал технических достижений можно судить всего лишь по одному изобретению. Уникальная антенная система радиолокационного комплекса «Скала МПР» уже более 30 лет сопровождает самолеты гражданской авиации во многих международных аэропортах мира. Кстати, один из первых серийных образцов был установлен в середине восьмидесятых в аэропорту «Звартноц», что, по мнению родных, весьма символично. Ведь автор проекта, к.т.н. Джон Арутюнян корнями из тех мест – села Паракар, на территории которого построены воздушные ворота нашей страны.

В Национальном архиве Армении сохранилась запись от 1831 года, где в «Списке государственных сельских жителей общины Паракар на господских землях числятся Айваз Казаров, сыновья его Оганес и Казар, а также три представительницы женского пола». Это первое письменное упоминание о фамильном древе, хотя сама фамилия с течением времени несколько раз претерпевала изменения — последующее поколение продолжало род от имени отца или деда. Как бы там ни было, но к 1917 году семья Арутюнянов уже крепко стояла на ногах, владея добротным домом, живностью, фруктовым садом и пахотной землей, на которой наемные рабочие возделывали рис, пшеницу, хлопок и виноград отборного местного сорта «харджи». Сегодня односельчане с гордостью пересказывают легенду о том, что знатным покупателем сочных ягод был тогда Шустовский коньячный завод, а в частной коллекции внучатого племянника основателя торгового дома до сих пор хранится бутылка армянского коньяка из того самого паракарского виноградника. Несмотря на то что в будни нелегкого сельского труда глава семейства Хачатур выходил в поле наравне с поденщиками, в 1927 году его причислили к категории «кулаков» как зажиточного крестьянина и выслали в Алтайский край. А через два года по этапу пешком отправили и семью. Из-за зимы, которая в тот год выдалась особенно суровой, конвоиры временно расселили «неблагонадежных» на зимовку в Варденисе. Однако с наступлением лета членам семьи неожиданно разрешили вернуться «под надзор» в любой район Армении, кроме Паракара.

Между тем темпы развития первых советских пятилеток выдвигали новые задачи по становлению народного хозяйства Армении, где значительное внимание уделялось возрождению традиционного виноделия. Вспомнили тут советские чиновники про известного виноградаря Хачатура Арутюновича и написали официальное письмо товарищу Сталину с просьбой вернуть «знатока виноградного дела высыльщиком в Паракар для восстановления перспективной отрасли». Но даже по возвращении из ссылки спокойная жизнь продлилась недолго. Партийные чистки смутных времен обернулись в этот раз уже против сына «бывшего кулака». И хотя Сурена дважды исключали из мединститута по статье о неблагонадежности, юноша не озлобился. Когда грянула война, добровольцем ушел на фронт, а в победном 1945-м вернулся домой орденоносцем.

Говорят, что молния не ударяет в одну точку дважды. Однако над семьей Арутюнянов грозовые тучи снова сгустились в 1949 году. С очередной волной репрессий их включили в списки «вредителей» для отправки в Сибирь. Спасла чистая случайность. Когда майской ночью за ними приехал «воронок», испуганные дети подняли такой плач, что растерявшиеся визитеры в спешке на другое «задание» перенесли их «очередь» на осень. Чтобы не искушать судьбу, семья переезжает к родственникам в Сухуми. Но тоска по Родине заставляет их вернуться в Армению почти перед самой кончиной Иосифа Виссарионовича. В хрущевскую оттепель отца Хачатура и его сына Сурена реабилитировали, но родовые земли под виноградники их потомкам вернули лишь в 1992 году.

Возможно, поэтому в третьем поколении виноградарем никто из детей не стал. Все четверо – Джон, Джулиетта, Акоп и Хачик — окончили с отличием школу и институты, а затем, пройдя обучение в аспирантурах Москвы и Ленинграда, посвятили себя отечественной науке. Младший из них, к.ф-м.н. Хачик Арутюнян, — единственный в семье человек, не имеющий ничего общего с разработками династии. Но это лишь на первый взгляд. Еще с советских времен он работал над закрытыми заказами Министерства обороны СССР, связанными с ядерной физикой и летательными аппаратами. «Если самолет или ракета несет в себе ядерный заряд, то моя методика позволяет определить его наличие и передать информацию для принятия мер по уничтожению объекта», — объясняет собеседник и добавляет, что разработка являлась советским аналогом американской программы СОИ. В реалиях современных рисков и угроз можно лишь домысливать эффект КПД от научных разработок этой династии, поскольку трое остальных ее членов единой командой работали над решением не менее важной задачи по созданию радиолокационного комплекса. Вернее, над его антенной системой. Когда в середине 1970-х годов в Лианозовском ОКБ приступили к созданию нового радиолокатора «Скала», то «слабым звеном» оказалась именно антенна. Работы по ее совершенствованию в 1979 году поручаются группе армянских специалистов, которую возглавил молодой ученый, лауреат премии Ленинского комсомола СССР в области науки, к.т.н. Джон Арутюнян. Решением ЦК КП Армении одного из лучших специалистов отрасли направляют на вновь созданное предприятие «Разданмаш», где в течение трех лет на полигоне «Зар» он работает над испытанием сверхчастотных антенных систем по собственной методике, основанной на «определении параметров излучения СВЧ-антенн по измеренному распределению поля в раскрыве». Сложная для непосвященных формулировка означает эффективное использование современных возможностей для обнаружения и слежения за летящими объектами как в гражданской, так и в военной авиации. В 1974 году эта методика была использована при государственных испытаниях антенной системы опытного образца ЗРК «Бук», после чего советские военные единогласно отметили безукоризненную корректность расчетов армянского ученого. Кстати, в дальнейшем для инструментальной посадки многоразового космического челнока «Буран» также использовалась одна из модификаций изделия «Скала» под названием ТРЛК 1ОК. «Наверху» прекрасно понимали, что для демонстрации технического престижа советского государства на международной арене нужны не мифические успехи, а реальные результаты именитых ученых, которые восприняла бы мировая наука. Его работам был дан «зеленый свет» под грифом важного государственного задания. В 1980 году предложенный Дж.Арутюняном проект оригинальной антенной системы нового типа для радиолокационных комплексов гражданской авиации удостаивается высокой оценки коллег и высшей Всесоюзной премии. Спустя всего лишь два года опытный образец успешно проходит «приемку» и рекомендуется к серийному выпуску. Тогда же по предложению Джона Суреновича в договор по производству первых пяти образцов был внесен пункт о размещении нового трассового радиолокатора в главной воздушной гавани Армении. А первый из них установили в московском правительственном аэропорту «Внуково-1» с особым статусом. Но вот увидеть свое детище в работе у себя на родине Джону Арутюняну, к сожалению, не довелось. Молодого талантливого ученого не стало в августе 1982 года.

Как вспоминает глава Ассоциации пилотов Армении, заслуженный летчик СССР Дмитрий Атбашьян, в середине 80-х годов в населенном пункте Чобанкара был установлен первый и единственный в Армении трассовый радиолокационный комплекс ТРЛК-11 с дальностью действия до 450 км. Предполагалось, что он, как более экологичный, заменит аналоги первого поколения, облучающие вокруг все живое. «Это действительно мощный трассовый радиолокатор, который может использоваться не только для гражданских, но и для военных целей. Многие годы он безаварийно эксплуатировался и продолжает эксплуатироваться в Армении», — отметил собеседник. Кстати, именно в его бытность в статусе начальника гражданской авиации Армянской ССР этот локатор был установлен в ереванском аэропорту, а значит, кому, как не ему, эксплуатанту, знать о возможностях новейшей по тем временам техники. Однако в период конверсии радиолокационная станция стала вдруг никому не нужной. По мнению экспертов, если бы в 1988 году этот комплекс продолжал эксплуатироваться, то его работа предотвратила бы в районе Еревана и Ленинакана две авиакатастрофы самолетов, которые направлялись с гуманитарными грузами в Армению после разрушительного Спитакского землетрясения. В дальнейшем комплекс все же восстановили. А с внедрением новейших технологий его оборудование перешло на современную цифру. «Теперь на ТРЛК-11 вместо громоздкой ЭВМ и аппаратуры старого поколения установлены новейшие модули. Однако антенная система в силу своей уникальности осталась без изменений и до сих пор продолжает безаварийно функционировать при сопровождении самолетов в радиусе 320 километров», — говорит технический директор ЗАО «Армаэронавигация» Геворг Симонян, добавив при этом, что она способна проработать еще лет двадцать. Подтверждением может служить тот факт, что без нареканий и перспектив замены комплекс уже более тридцати лет продолжают эксплуатировать авиаторы России, Венгрии, Италии, Китая, Кореи, Вьетнама, Украины. А в Армении ТРЛК-11 был установлен в международном аэропорту «Звартноц» как дань памяти армянскому ученому, сумевшему с командой единомышленников разработать не имеющую мировых аналогов антенную систему по безопасности полетов.

Не случайно интерес к незавершенным техническим проектам Джона Арутюняна сегодня продолжают проявлять ученые многих стран мира, хотя новаторские (даже по нынешним временам) идеи могли бы успешно работать на армянскую науку. Его исследовательский арсенал насчитывает около 65 научных работ, авторских свидетельств и изобретений. Впрочем, на сегодняшний день эта цифра достигла 68-ми, поскольку три его ГОСТа недавно были признаны в России, Беларуси и Украине. Учитывая важность информации, их не только перевели на государственные языки, но и ввели в действие специальными постановлениями соответствующих метрологических служб этих республик. Среди наиболее значимых научных успехов можно назвать и «радиоголограмму параболической антенны диаметром 500 мм в 8-мм диапазоне волн», которую братья Джон и Акоп Арутюняны первыми измерили в СССР в 1969 году, что по тем временам считалось революционным прорывом. Во многом благодаря именно ей родилась концепция новой антенной системы. В научном наследии ученого осталась и почти законченная докторская диссертация по той же тематике. Но, по словам младшего брата и соавтора, к.т.н. Акопа Арутюняна, она была утеряна в архивах спецотделов в период хаоса приснопамятной перестройки.

И все же главная разработка всей жизни армянского ученого Джона Арутюняна более четверти века продолжает нести свою бесперебойную вахту в воздушном пространстве многих стран мира. В том числе и в Армении. Подъезжая к аэропорту «Звартноц», в районе села Овташат, можно увидеть необычный белый гриб, выросший до невероятных размеров. Это радиолокационная станция «Скала-МПР», которая в иллюминаторах взлетающих или идущих на посадку самолетов мелькает лишь мгновение. Вряд ли авиапассажиры могут ее заметить за доли секунды, но именно она обеспечивает их безопасность в небе.

Оставьте Ваш комментарий

Можно было бы говорить много, но мы умеем слушать на то мы и "Собеседник Армении". Просто, собеседник для всей семьи. Заходите. Поговорим!

Слово редактора

  • От редактора
    05.12.2016
    Есть темы, о которых трудно писать, говорить, а тем более снимать кино. Может, поэтому 28 лет…
Яндекс.Метрика